Док. фильмы Призвание

Дагестанец прошел над Невой по канату! Невероятное призвание!

Несколько месяцев назад известный канатоходец Расул Абакаров сделал Петербургу подарок на 315-летие города. Он прошел над Невой по канату, натянув его между разведенными мостами на высоте 45 метров. Абакаров канатоходец в четвертом поколении. Чем бы ему не приходилось заниматься в жизни, главное семейное ремесло он не оставит ни при каких обстоятельствах и передаст его своим детям и внукам. Таково его призвание!

Весной 2018 года новостная лента была заполнена сообщениями о том, что известный канатоходец сделал Петербургу подарок, пройдя по канату через разведенные мосты. Сегодня мы встретимся с главным героем события и узнаем, как ему это удалось.

Знакомьтесь: канатоходец в четвертом поколении, Заслуженный артист Республики Дагестан Расул Абакаров. Расул Абакаров родился и вырос в городе на Неве, два года назад он переехал в Москву. В столице наш герой занимается не только семейным ремеслом - здесь он решил попробовать свои силы в сфере торговли. Мы застали Расула в тот момент, когда он собирался ехать в офис.

- Вы продаете, я так понимаю, халяльные продукты?

- Да, халяльные, вегетарианские, кошерные и все экологически чистое, без консервантов, без добавления. Все очень быстро портится.

- Твои функции - в продвижении, да?

- Мои функции именно в продвижении, да. Пиар, развитие, продвижение, структура.

- Т.е сейчас ты едешь в офис?

- Да, надо решить несколько проблем. Решу, и ближе к вечеру приеду на репетицию.

- Тогда ближе к вечеру мы сможем тебя сопровождать и посмотреть, как проходит репетиция.

- Конечно, конечно.

- Хорошего рабочего дня тебе!

- Спасибо большое.

Абакаров - директор по развитию компании, продающей экологически чистые продукты. В его функции входит продвижение продукции в крупные торговые сети, развитие сайта, реклама. Кроме того, Расул принимает заказы и контролирует логистику. Иногда торговля требует такой изворотливости, что акробатам и не снилось, и все-таки нам интереснее было увидеть и узнать, как герой нашей программы ходит по канату и готовится к выступлениям.

К концу рабочего дня у нас появилась эта возможность, и мы вместе с Расулом отправились на тренировку в близлежащий парк.

- Расул, как часто тебе удается заниматься?

- Раза 2-3 в неделю успеваю заниматься, и то в зависимости от погоды. Если бывают выходные дни, то здесь, в парке, не протолкнуться, не найти спокойного места, где можно позаниматься, чтобы люди не мучили. В среднем раза три занимаюсь.

- Оборудование тяжелое?

- Это еще самое легкое.

- Это запасное какое-то?

- Нет, с этим балансом я работаю на мероприятиях, на выступлениях. Он простой, легкий, чтобы было перетаскивать. А именно проходы на большие дистанции там уже минимум 25 килограмм.

- А какие идеальные погодные условия нужны канатоходцу?

- Сейчас в принципе идеальные погодные условия.

- Ни жарко, ни холодно?

- Ни жарко, ни холодно, ни солнце не светит, ни ветра нет. Но для репетиций это плохо. Для репетиций нужен сильный ветер. Я занимаюсь здесь, в парках. Когда я занимался в Петербурге, то я специально шел на залив, где сильные ветра, моделировал ситуацию.

Расул выбрал удобное место и два дерева, между которыми было оптимальное расстояние для того, чтобы натянуть канат. Кстати, чтобы не испортить дерево, его защищают специальным чехлом, поверх которого завязывают трос.

- На этой высоте будет или выше еще?

- Сейчас чуть-чуть повыше поднимем, наверное. Высота в принципе не имеет значения, потому что ты все равно репетируешь на низкой высоте. Это только психологический момент, вообще, все профессиональные канатоходцы репетируют на низкой высоте. Потому что в детстве, когда я занимался, на высокий канат я залез уже в принципе на выступлении.

- Не страшно было?

- Было очень страшно, но у меня не было другого варианта. Я репетировал долгое время, и первые мои гастроли были гастроли в Турцию. Я никогда не залезал на три метра, я всегда залезал на маленький канат, метр. Отец говорит: «Все, едем на гастроли!». Я всю жизнь мечтал. Это 1999 год, я помню. Приезжаю в Турцию, отец натягивает канат, говорит: «Залезай». Я залезаю и не могу разогнуться, мне очень страшно.

- А сколько была высота?

- 3 метра и еще мой рост. Я залезаю на канат высоко, я не то чтобы разогнуться, я встать не могу одной ногой. Не то чтобы трюки, вообще ничего не могу, парализовало меня. Вот тогда я резко повзрослел, потому что я подумал: «Так, я приехал на гастроли»...

- Сколько тебе было лет?

- 13 лет мне было. Я приехал на гастроли, коллектив мне купил билеты, если я сейчас не пройду, я подведу отца и вообще весь коллектив. Несколько часов я сидел, размышлял, привыкал, и потихоньку-потихоньку я привык к высоте.

- Расул, а можно сказать, если ты рожденный в семье канатоходца, то у тебя выбора не было - ты в любом случае должен был?

- Я думаю, у моих детей тоже нет выбора: до 18 лет за них все решено уже. Как понимать выбор? Это ремесло, и я ему по-любому научу, в любом случае он будет это делать.

- А ты с желанием этому учился?

- Естественно, с желанием. Если бы я не работал, не выступал, не приходили бы ко мне журналисты снимать, естественно. Может быть, мой сын не горел бы этим, но даже в этом возрасте он горит, хочет прийти на репетицию, помочь. Я думаю, что у него желание будет держаться, пока не упадет.

Село канатаходцев

Кстати, сейчас канатоходцы используют железные тросы, а раньше предки Расула натягивали веревки. Кузницей канатоходцев всегда считалась высокогорное дагестанское селение Цовкра, откуда родом и семья нашего героя.

- Если сказать своими словами, по большому счету это единственное село в мире, в котором канатоходство стало ремеслом. Именно это село взяло себе такое ремесло, все село занималось.

- А сейчас?

- Сейчас никто не занимается. Очень высоко в горах ничего не растет, и там было только скотоводство, и ремесло было хождение по канату.

- Интересно, как это ремесло там зародилось? Есть какая-нибудь история?

- Я сейчас расскажу, кстати. Есть несколько вариантов этой истории. Одна из них самая красивая, как мы называем ее: это то, что не было денег, чтобы строить мосты, перекидывали веревку, это было проще. В горах же у нас много обрывов по большому счету, и, чтобы перейти с обрыва на обрыв или не обходить, или ущелье, натягивали канат, и через этот канат переносили воду.

- А женщины?

- Первые, говорят, начали женщины. Это такая красивая история.

- А на самом деле?

- Мне так не кажется. Мне кажется, что история намного проще, потому что наши предки уезжали на заработки, почти все из гор уезжали в Среднюю Азию (Средняя Азия была раньше как шелковый путь, там было все намного богаче). Они приезжали в Среднюю Азию, а там были канатоходцы, что-то вроде цирка, борцы, силачи. Наши предки, приехав продавать, наверное, что-нибудь, увидев, как ходят по канату, подумали: «А чем мы хуже? Мы тут каждый день бегаем над обрывами». Приехали домой, сделали канат, приехали в Среднюю Азию, натянули выше, больше и начали показывать.

- А когда это было? В каком веке?

- Даже не сказать. Я разговаривал со своим прадедушкой, который в дореволюционное время выступал на канате.

Работа в цирке. Династия канатоходцев

«Работает группа дагестанских канатоходцев народного артиста РСФСР Гаджи Курбанова» (видео кадр).

До ВОВ четверо друзей из Цовкры приехали по приглашению работать в Киевский цирк. Среди них был и брат прадедушки Расула - Рамадан Абакаров. С него-то и началась династия канатоходцев Абакаровых. В 1969 году дедушка Расула переехал работать в Ленинградский «Мюзик-Холл». Там же 20 лет отработал и отец нашего героя. Все предки Расула выступали в цирках и театрах, но сам он себя считает больше эстрадным артистом.

- Мой дедушка начинал работать в ансамбле. Вообще, он первый, кто сделал канат именно с лезгинкой. Раньше не было такого.

Пока мы беседовали, Расул натянул канат и подготовил для себя баланс. Еще один любопытный факт: чем длиннее баланс, тем легче держать баланс канатоходцу.

- Специально перепроверяем центровку баланса, потому что центр должен быть по середине.

- А если взять не по центру?

- Если не по центру, будет чуть не удобно. Возьмите в руки.

- Какой он тяжелый.

- Баланс идет вот таким образом. И самое главное, все спрашивают один и тот же вопрос: что на ногах, магниты?

- Кажется, какая-то специальная обувь должна быть.

- Нет, обычные чешки, обычные.

- Поверхность гладкой должна быть?

-  Конечно. Проще без каблуков. Если есть каблуки, будет тяжело поворачиваться. Если рассказать о базах, самое важное - мы на канат никогда не смотрим, мы смотрим на последнюю точку, где он заканчивается, как бы далеко он ни был.

- Канат только ногами нужно чувствовать?

- Да. Ты по идее, по классике от носка чувствуешь канат и проводишь дальше. Вот почему кожа должна немного скользить по канату. Ты не должен на него наступать, потому что при наступлении ты можешь промахнуться.

- А что сложнее всего выполнять? Какой трюк?

- Сложнее всего выполнять отрывные трюки.

- Когда прыгаешь?

- Да. Сейчас я не репетирую. Я репетирую дистанцию. Отрывные трюки - это когда ты прыгаешь, когда ты отпрыгиваешь от каната, делаешь сальто, прыжки, повороты. Если ты отпрыгнул, надо прийти на канат, потому что канат начинает болтаться, ты должен его поймать. Самые сложные - отрывные трюки. И в основном на отрывных трюках именно и получается падение.

Настало время для тренировки Абакарова-младшего. Сын нашего героя, 5-летний Адам уже встает на канат, и при поддержке отца обучается ремеслу предков. А если у него выбор?

- Сейчас он ходит, пока маленький. А вот, если подростком станет и скажет: «Не хочу я, папа»?

- Он по-любому научиться к этому возрасту. Скажет «не хочу», не будет. Подростком во сколько лет именно? До 18 лет у него не будет «хочу - не хочу».

- Т.е это обязательно, безусловно нужно передать?

- Так же, как «я не хочу в школу идти», как такое может быть? Дети же говорят: «мы не хотим учиться», но они все равно ходят. Я научу, а потом - это уже личное дело, чем он будет заниматься.

- А ты ему скажешь, чтобы он передал потом своим детям?

- Естественно.

По словам Абакарова, он практически не пользуется страховкой: как любой мусульманин, полагается на помощь Всевышнего, считая, что лучшая страховка - это отточенное мастерство.

- Расул, а перед тем, как вступить на канат, ты обращаешься к Богу, просишь о помощи?

- Честно говоря, каждый шаг делаю со словами «бисмиллях». Конечно, обращаюсь.

- А тебе вообще удается вовремя совершать молитву в условиях мегаполиса, во время работы?

- Стараюсь, не всегда, конечно, получается, но в при первой же возможности , если я нахожу укромное место, где можно сделать, то я, кончено же, делаю.

Переход над Невой

Тренировка в парке завершилась, но хотелось еще узнать подробности о нашумевшем питерском трюке нашего героя. Такое было впервые в истории города: на высоте 45 метров, натянув трос между пролетами дворцового моста, Абакаров прошел над Невой.

- Что было самым сложным?

- Самое сложное, конечно, было согласование с городом и техническая часть. Я не ожидал, что все так будет сложно в плане того, что разные размеры, длина, натяжки.

- Сколько ты готовился?

- Именно репетиций было три месяца, а подготовка почти год шла. Один раз написали бумагу, второй раз согласовали встречи.

- Это твоя идея была?

- Это была моя идея, просто получилось так, что это не просто идея была, это была мечта.

- А у тебя было волнение? Это все-таки целый город, за тобой наблюдают тысячи людей.

- Было очень сильное волнение именно в день прохода. Я не ожидал, что столько народа будет. Очень много народа. Это был экономический форум, была шикарная погода, куча людей. Никогда не видел такую толпу, когда перекрыли, как революция была, корабли все стояли, смотрели, и я думаю: «Один чекель не зацепится, порвется трос, не затянется». Не волновался о себе, а волновался о том, что год подготовки и у меня есть три минуты, чтобы натянуть, и если не натяну, второго шанса такого уже не будет.

- Всего три минуты дается?

- У меня было всего три минуты, да, для натяжки. И самое обидное было, самое такое грустное - мне показалось то, что, если технически не получилось бы натянуть, то я бы уже никому ничего не смог бы доказать. Это в любом случае была бы моя вина. Там были, конечно, и альпинисты, и каскадеры, и отец был за технику безопасности. Я понимал, что, хотя бы один если что-то сделает не так, то все может сорваться, потому что мы стояли на мосту, одни люди на другой стороне, а мы на этой, и мы начали разводиться, и мост развелся. И получается, когда мост развелся полностью, все, включая меня, висели в вертикальном положении, потому что это то же самое, что и оседлать мост: он разводится, и ты должен встать не него. И, кончено, тянуть было сложно в таком положении.

Но трюк удался на славу: петербуржцы восторженно приняли подарок канатоходца.

- Очень сильно орали, просто невозможно, когда я прошел. Был такой крик. Конечно, все ждали моего падения, наверное. Все думали: «Вот сейчас будет шоу!». Потом начали корабли сигналить. Но, когда я перешел, у меня было такое ощущение, что это все что ли? Мост спустили. Конечно, мне было очень приятно, что ради меня развели мост, ради меня его свели. Потом такого никогда не было: я, охрана, кортеж, через толпу меня ведут к журналистам - конечно, было интересно.

Переход с картинами между двух скал

Был еще один интересный опыту Расула: когда он натянул канат в горах между двух скал и выступил без страховки.

- Это был такой проект Таус Махачевой, внучки Расула Гамзатова. Она сделала такой проект, как сохранение картин, которые на грани уничтожения. У нее проект был по современному искусству. Я должен был перенести картины с одного обрыва на другой и вставить их в куб...

- А какова высота была?

- Там было 7-10 метров до скалы, а потом склон. Получается, я бы упал, прикатился бы.

- Т.е ты без страховки пошел?

- Да. Без страховки и с картинами. Там были без баланса, с балансом. И я тогда понял, что можно справиться с любым ветром, потому что я таскал большие картины: как парус, ветер дул, и я думал, нормально. Мне на канате даже более устойчиво, чем на земле было.

- Неужели не страшно было?

- Я привык. Почему мосты были тяжелые? Ты развелся, доля секунды, и надо привыкнуть к высоте, самое тяжелое - надо понять. А там я посидел целый день, и в принципе все было нормально: я уже привык к высоте и пошел.

- Канатоходство - это для тебя хобби, способ заработать деньги, увлечение, дело жизни или это связь с предками? Что это?

- Все-таки мне кажется, по большому счету это в моем случае - связь с предками, это то ремесло, которое мне было передано отцом, как наследие. Мой долг - его продолжить, потому что я думаю, это самое главное в моей жизни.

- А как тебе кажется, в чем твое призвание?

- Мое призвание - сохранить эту культуру, сохранить свое ремесло и передать его моему поколению.

В этом разделе:

Добавить комментарий

Войдите, чтобы оставить комментарий: