Интервью Точка зрения

Почему в Таджикистане не открывают мечети и подавляют ислам?

Почему в Таджикистане подавляются все проявления ислама и не открывают мечети? На этот вопрос отвечает главный редактор журнала «Поистине», политолог Руслан Айсин.

Ненависть Рахмона к исламу

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон продолжает удерживать звание человека, который проявляет наибольшую ненависть и агрессию по отношению к исламу. Ислам исповедует 99% населения Таджикистана, однако Эмомали Рахмон видит в исламе главную угрозу своей тоталитарной власти. Потому что ислам стоит совсем на других позициях, ислам не приемлет того, что делает Эмомали Рахмон, который, фактически, прибрал руководство страны к своим рукам. Прибрал все ее богатства, фактически, назначил себя всевластным правителем, где простые люди оказываются в роли крепостных крестьян.

Уже много сказано, много фактов того, как Эмомали Рахмон просто – напросто игнорирует любые нормы, нормы приличия, любые законы, он находится вне их. Фактически, он вынес себя за скобки нормальности, легитимности и адекватности.

Пандемия как предлог закрытия мечетей

Вот в этой связи очень наглядно показано, как он и его администрация повели себя во время пандемии. Первое время они отрицали, что пандемия есть, что привело к массовым заражениям, гибели простых таджиков, которые из – за этого не имели возможности получить своевременную медицинскую помощь, или выехать из страны, чтобы получить помощь за рубежом.

После того, как скрывать это стало невозможно, ведь сколько бы ты ставни не закрывай, какими бы плотными шторами не занавешивай окна, все равно свет будет просачиваться, стало понятно в какой – то момент, что нельзя утаивать происходящее в многострадальной республике.

Эмомали Рахмон и его силовики вновь на этом фоне усилили давление на ислам, на исламские институты, казалось бы, причем здесь ислам? Справляйся со своими прямыми обязанностями. Ан нет. Бросил все силы на подавление ислама, искоренение любой попытки ислама заявить о себе. Чтобы простые таджики могли просто исповедовать ислам. Не говоря уже о каких-то политических делах.

Например, сейчас, во время пандемии, открыты общественные места, парки, какие – то заведения, кинотеатры, базар Шохмансур. Но мечети под этим предлогом закрыты. Висит огромный, амбарный замок. Этого долго добивалась таджикская власть. Под разным предлогом они закрыли множество мечетей по всей республике, открыли в них какие – то клубы, в которые никто не ходит, бары, как это было при Исламе Каримове в соседнем Узбекистане. Там также не давали возможность исповедовать ислам.

Режим Эмомали прогнил. Транзит власти сыну Рахмона

Все это происходит на фоне того, что Эмомали Рахмон чувствует себя неуверенно. Он чувствует политическую неуверенность, потому что его режим уж очень сильно прогнил изнутри. Он и его придворные понимают, что его авторитет в народе очень низкий, на уровне плинтуса. А вот на этом фоне ему еще нужно произвести свой трансфер власти. То есть передать президентские полномочия в вожжи своему сыну Рустаму.

Поэтому он его сейчас обкатывает на разных должностях. Рустам был мэром Душанбе, столицы Таджикистана, а сейчас пересел в кресло главы сената. Второй человек в государственной иерархии, и все знают, что Эмомали Рахмон готовит тот самый транзит, который состоялся в Казахстане, не состоялся в Беларуси. Режимы Эмомали Рахмона и Александра Лукашенко схожи, они оба пришли к власти в 1994 году с позиции председателей колхоза, они также установили диктаторский режим, все прибрали к своим рукам,  все экономические предприятия расставили по всем значимым должностям своих родственников, своих приближенных-холуев.

И вот там, в Минске, западной окраине бывшей СССР, транзит закончился тем, что получил Лукашенко глубочайшие кризисы и восстания народа. А здесь, Эмомали Рахмон только готовится к этому предприятию. И поэтому он купирует, делает все, чтобы транзит состоялся как можно более гладко. Чтобы не было никаких ребер, никаких потенциальных возможностей для срыва, или, не дай бог, народных волнений.

США не нравится Рустам Рахмон

Но этого ведь мало, нужно согласовать фигуру Рустама Рахмона с ведущими глобальными игроками. Прежде всего с Китаем, с Россией, США. Но некоторое время назад, Эмомали Рахмон летал к Путину, они разговаривали. Вроде бы, Москва не сильно против, а вот Китай – сомневается. Но главное, что особую озабоченность этот транзит вызывает у США, демократической партии. Потому что идеологическая повестка Байдена-Обамы, а это одна команда, заключалась в том, чтобы убирать автократические режимы, которые, по их мнению, являются неэффективными.

И поэтому Эмомали Рахмон хочет продать эту идею в наиболее красивой обертке. Показать, что Рустам Рахмон – его сын, является представителем новой генерации политиков. Он представляет обновленческую идею, реформаторскую, пойдут ли, согласятся ли на это в администрации Байдена? Нам неизвестно, но факт остается фактом. Эмомали Рахмон готовится к транзиту, поэтому он усиливает давление, прежде всего, на ислам, на мусульманские институты, потому что в них он видит основную угрозу своей тоталитарной власти. Почему? Потому что ислам всегда стоял за справедливость, и в Коране об этом сказано. Всевышний говорит: «Будьте справедливыми, ибо Я справедлив». Но то, что творит Эмомали Рахмон, это чистое бесчестие, это несправедливость, это угнетение. Можно сказать, что президент Таджикистана, фактически, причислил себя к лику фараона.

Получится ли у него закрепиться и пролонгировать, удлинить, власть свою, и своего рода, как это было у династии фараонов в Древнем Египте. Скорее всего нет, история движется сейчас очень быстро, стремглав. Какой бы тиран не был, его все равно, в конечном итоге, судьбоносная встреча с неизбежным. Неизбежность, конечно, уход от власти, тем или иным образом.

В этом разделе:

Добавить комментарий

Войдите, чтобы оставить комментарий: