Динара Программы

Жертвы “уколов красоты”. Оборотная сторона косметологии

Косметология - слово, которое хорошо знакомо каждой женщине. Вот только далеко не все из нас задумываются о том, что кроется за глянцевой рекламой кремов и "уколов красоты".

Динара Садретдинова решила посвятить очередной выпуск своей авторской программы исследованию большого и неоднозначного косметологического бизнеса и его жертвам.

Случаи из практики

Динара: "Ас-саляму алейкум, Тути. Скажите, пожалуйста, с какими сложными случаями Вам приходится сталкиваться как косметологу?"

Тути Магомедова, косметолог: "Спасибо, что пригласили. Я врач-косметолог, пластический хирург, дерматолог. Работаю в Стамбуле. Занимаюсь и частной практикой, и в клинике. Работаю в Алании и в Стамбуле. Чаще всего по косметологии обращаются с запросами, конечно, эстетическими. Очень часто обращаются по поводу исправления некорректно проведённых процедур другими специалистами. Расскажу о случаях, которые были совсем недавно.

Вообще случаев очень много. Обратилась девочка-турчанка, она примерно год назад пошла к другому врачу сделать коррекцию губ, у неё были ассимметричные губы. Ей ввели филлер, как ей сказали гиалуроновый. В течение года губы меняли форму то в одну сторону, то в другую, то воспалялись, то пустулы образовывались, и она с воспалёнными губами пришла.

Я стала осматривать её лицо, пальпировать губы, и когда начала проводить осмотр, то поняла, что это далеко не гиалуроновый филлер, а очень опасная, нехорошая вещь, называется ПААГ. Он категорически запрещён для ввода не только в губы, но и в другие части лица. Но девочка, увы, не понимала этого, она вообще считала, что ей ввели гиалуроновый филлер, а на самом деле ей ввели ПААГ, это полиакриламидный гель, который категорически нельзя вводить в губы, скулы и т.д.

Многие скрывают, нет достаточно чётких показаний к выбору методов лечения после него, потому что его надо однозначно выводить, если его ввели в губы. То, что я и сделала. Я сделала маленький надрезик и начала выводить этот полиакриламидный гель, полностью вывела, потом его вычистила, обработала антибиотиками и медикаментозными препаратами, и до сих пор занимаемся лечением губ этой девочки, потому что у неё ещё образовались нежелательные фиброзные капсулы. Так что придётся ещё раз резать. Так что, пожалуйста, будьте аккуратны. Когда вы идёте на процедуры, когда вам делают что-то, то спрашивайте, что вам вводят, попросите показать.

Второй случай: девушке ввели в кожу аптечный витамин Е, масляный витамин, который категорически нельзя вводить в кожу. Его ввели. В России везде девочка ездила, ей там все отказывали, предрекали остаться с изуродованным лицом, даже в именитых клиниках Питера и Москвы. Потом она обратилась ко мне, вернее, не она сама, а обратились мои знакомые: "Можешь помочь?".

Честно говоря, мне все говорили: "Не берись, ты запачкаешь свою репутацию". Я на свой страх и риск взяла. Полтора года мы лечили девушку медикаментозно, лечение долгое, нудное, и депрессия, через всё прошли. Сейчас занимаемся качеством кожи, девушка довольна и теперь уже на будущее знает. Перед тем, как делать малейшую чистку или что-то, она звонит, советуется.

Что сказать? Посещать косметолога надо, ухаживать за собой надо, делать какие-то процедуры надо, но надо делать с качественными препаратами, на качественном оборудовании у дипломированного специалиста, потому что косметологией имеют право заниматься только специалисты с медицинским образованием. Поэтому задавайте вопросы, узнавайте, и если человек не боится вам отвечать, отвечает, будьте дотошны хоть со мной, хоть с кем, и тогда вы минимизируете ошибку, которую многие совершают".

Опасность и риски от уколов

Яна Кабанова, косметолог: "Косметология — это большой бизнес именно на сегодняшний день. К сожалению то, что творится сейчас в сфере косметологии это уму непостижимо. Ведущие косметологи нашей страны находятся в открытой войне друг с другом и это, к сожалению, очень печально".

Наталья Алькузи, челюстно-лицевой хирург, автор системы омоложения лица: "В чём есть опасность - все эти инъекции или нитевые методики, которые предполагают омоложение, они чреваты осложнениями в трёх плоскостях: осложнения непосредственно от самого врача, т.е. его компетентность, его знания, его знание препаратов; осложнения со стороны пациента, когда пациент нарушает рекомендации врача; осложнения от препарата - как хранился, срок годности, потому что уже не секрет,что очень много вводят препаратов именно с просроченным сроком годности. Были такие громкие дела, где освещали, что именно просроченный препарат".

Яна Кабанова, косметолог: "Каждый организм может повести себя индивидуально. У нас есть слова пациента, потому что мы собираем анамнез у пациента. На первом приёме пациент заполняет у нас анкету, где указывает ответы на интересующие нас вопросы. Так же перед всеми серьёзными процедурами мы подписываем информированное согласие, где указываются все вероятные осложнения. Может быть опасно, если врач недостаточно проинформирован о здоровье пациента, либо пациент скрыл что-то о своём здоровье. Я никогда не работаю без аспирационных проб, потому что считаю это тоже очень большим риском. Работа филлером в любой зоне должна сопровождаться аспирационными пробами".

Наталья Алькузи, челюстно-лицевой хирург, автор системы омоложения лица: "Со стороны врача незнание анатомии, незнание индивидуального расположения подкожных образований, т.е. сосудов. Можно попасть в сосудисто-нервный пучок, можно повредить непосредственно сами проходящие нервы. Это же надо всё знать, а именно какие осложнения от этого: кровотечение как минимум, т.е. большие синяки, отёки, гематомы — это самое маленькое, что мы можем ожидать. Естественно, самое страшное, чего все боятся - это попадание в нерв, наступает паралич нерва.

Если это в верхней зоне лица, то это опускание бровей, провисание верхнего века, нависание полностью бровей, потому что обездвижено верхнее веко, глазки падают. Потеря зрения в том числе, уже много случаев таких было: попадают в веточки и по диффузии этого препарата происходит то, что человек лишается зрения, притом лишается зрения навсегда. Если это средняя зона лица, то опускаются губы, опускается верхняя губа, как при параличе лицевого нерва. Если это нижняя зона лица, то там тоже своя специфика, что провисают уголки рта, это абсолютно неприглядный вид, и человек абсолютно не получает то, к чему он, собственно пришёл к косметологам, за какой процедурой".

Амина Трофименко, владелица салона красоты для мусульманок: "У меня был опыт инъекций, но это были такие безобидные инъекции в виде гиалуроновой кислоты, не более того. Потом я поняла, что они дают, во-первых, временный эффект, во-вторых, их надо делать постоянно. Это немалые деньги. И с каждым разом в зависимости от того препарата, который ты вводишь, соответственно, получается эффект либо больше, либо меньше".

Наталья Алькузи, челюстно-лицевой хирург, автор системы омоложения лица: "Создаётся искусственный отёк. "Хорошо, - Вы скажете, - мы хотим, чтобы у нас было вот такое увлажнение". Но это увлажнение неестественное. Т.е. когда идёт увлажнение изнутри, то оно идёт из клетки, гиалурон, который выходит, он уже идёт на построение межклеточного вещества, который нам и даёт матрикс, удерживающий тургор нашей кожи. А здесь эта гигантская молекула, которая сдавливает все нервные стволы, все сосудистые образования, капилляры, очень мелкие, в один эритроцит, прям просачиваются эритроциты, когда проходят, и вот этот маленький сосуд просто пережат этой клеткой-гигантом. И плюс, конечно, нарушается сама работа непосредственно клеточек".

Яна Кабанова, косметолог: "В общении с пациентками я всегда стараюсь предложить альтернативную методику, чтобы пациентка чувствовала себя комфортно психологически, внешне, при этом не изменяя какую-то часть лица, потому что мы можем добиться довольства пациентки путём довольства Всевышнего, если мы просто оздоровим кожу и заставим её сиять. Косметология, на мой взгляд, ушла настолько далеко, что она составляет хорошую конкуренцию пластической хирургии".

Уколы в исламе

Али Евтеев, общественный и религиозный деятель, предприниматель: "Разрешены ли косметологические инъекции, так называемые, “уколы красоты” для поддержания кожи, разглаживания морщин и приостановки процесса старения? Это разрешено, здесь действует правило, что всё, что делается для восстановления былой внешности или для устранения недостатков оно дозволено. Всё, что делается с намерением изменить свою внешность, увеличить какие-то части лица или устранить горбинку на носу и т.д. - это запрещено. Т.е. тут тоже правило действует.

Разрешу ли я это делать своим супругам, если они ещё не прибегали к эти услугам медицины? Моё мнение не может расходиться с мнением Ислама: всё, что дозволено в Исламе, оно должно быть дозволено и у меня в семье. Всё, что запрещено я, конечно же, буду против этого".

Альтернативные методы

Яна Кабанова, косметолог: "Хиджама - это отличный метод. Я, правда, сама пока никак не решусь на него, поэтому я не могу со своей стороны об этом сказать, но я считаю, что это отличный метод, даёт хорошие результаты. На мой взгляд, что основной результат идёт от травмы, от этих насечек, которые делает хаджам".

Амина Трофименко, владелица салона красоты для мусульманок: "Я очень долго выбирала себе мастера по хиджаме, который сделает, потому что это ещё хуже, чем инъекции, тут уже тебе режут лицо, это очень-очень страшно. Я ходила вокруг этой процедуры, наверное, года два. Я знала, что хочу этот эффект, но мне страшно, я не готова кому-то доверить своё лицо. В итоге я доверила своё лицо, я получила хороший эффект, очень хороший. Более того, я получила эффект лучше, чем от инъекций".

Мари, автор методики косметологической хиджамотерапии лица: "Суть метода заключается в том, что насечки производятся по всему периметру лица. Производятся по всему лицу насечки, тем самым мы потихонечку встряхиваем мягкие ткани, проводя вакуумной баночкой, затем уже мы собираем кровь, т.е. мы ставим локально баночку и вытягиваем кровь. Тем, что мы вытягиваем кровь таким образом у нас капилляры не напрягаются, одновременно встряхиваются мягкие ткани, происходит эффект сепарации, в глубоких тканях улучшается микроциркуляция, тем самым мы достигаем результата, что начинает активно вырабатываться коллаген и эластин, и фибробласты, также очень хорошо и стволовые клетки".

Ботокс

Яна Кабанова, косметолог: "Изначально ботулинический токсин был открыт при заболевании ботулизм, когда он поражал дыхательный центр и это могло привести к гибели пострадавшего в течение трёх дней. Потом учёные начали находить положительный эффект ботулинического токсина, который основывался на том, что малые дозировки токсина приводят к полному расслаблению мышц и это можно использовать в лечении. В косметологии используются настолько маленькие дозировки ботулинического токсина, что он не может нанести вред общему организму. Мы работаем целенаправленно в мышцы, токсин колется в мышцу, это может привести к расслаблению зажатых мышц, которые причиняют неудобства при разговоре, при параличе лицевого нерва, в неврологии используется токсин, для лечения мигрени. В косметологии используются более мизерные дозировки, нежели в лечебных целях в неврологии, офтальмологии и в других сферах".

Наталья Алькузи, челюстно-лицевой хирург, автор системы омоложения лица: "Я против “Ботокса”. “Ботокс” - это ботулотоксин в микродозе, который нарушает нервно-мышечную передачу, и получается, что мышцы просто обездвижены. Что у нас происходит в момент воздействия "Ботокса" послойно: вкол делают в мышцу, на этом месте происходит нарушение не только нервно-мышечной передачи, но также нарушается кровоснабжение. Эти пережатые сосуды, представьте, эта спазмированная мышца она просто атрофировалась, как бы расслабилась и отошла".

Яна Кабанова, косметолог: "Могут быть такие индивидуальные результаты, когда ботулотоксин может дать осложнение, когда мышца может провиснуть. Но на сегодняшний день существуют такие методики, новые методики, в том числе методики, разработанные Миленом Брауде, возможно, многие о нём слышали, он очень талантливый человек. Методики работают непосредственно на расслабление не лобной мышцы (мышцы фронталес), а работают на расслабление затылочной мышцы, за счёт чего у нас остаётся сохранённая мимика лицевая, мимика на лбу, но при этом кожа на лбу у нас разглаживается, взгляд открывается и становится более молодым".

Наталья Алькузи, челюстно-лицевой хирург, автор системы омоложения лица: "Человек просто был курьером, он просто насмотрелся на всё это и стал давать свои уроки в том числе по инъекционным методикам, вплоть дошёл до блефаропластики, я не знаю, как такое возможно в нашем мире, но возможно всё".

Динара: "Вы имеете ввиду Эмильено Брауде?"

Наталья Алькузи, челюстно-лицевой хирург, автор системы омоложения лица: "Да. Не хочу уже эти пошлости повторять, как его универсальные названия губ. Нам Всевышний запретил менять здоровую внешность. Я не говорю про болезни, про травмы, тут однозначно. А вот представьте, на фоне того, что мне просто хочется быть вечно молодой, я колю себе "Ботокс" в здоровые ткани. т.е. это вопрос понятен".

Можно ли менять внешность?

Динара: "Готовы ли Вы менять внешность пациента?"

Яна Кабанова, косметолог: "Как мусульманка, я не готова менять внешность пациента, потому что, во-первых, это харам; во-вторых, нет ничего более красивого, чем то, что создал Всевышний, это однозначно".

Али Евтеев, общественный и религиозный деятель, предприниматель: "В исламе запрещено изменять свою внешность. Что же касается каких-то травм или недостатков, для удаления которых нужна пластическая хирургия, то Ислам дозволяет это делать".

Советы косметологов

Наталья Алькузи, челюстно-лицевой хирург, автор системы омоложения лица: "Каким образом мы можем мышцу кровенаполнить - нашими ручками, массажем, самомассажем, потому что физиолифтинг это система набора массажей, самомассажей, естественно, это не кто-то делает, это уже получается совсем другая история, когда человек приходит в салон и ему делают массаж лица. Это набор самомассажей, немного отличается от того, когда тебе делают. Лимфодренажные, вакуумные, поверхностные, глубокие, миофасциальные, буккальные массажи".

Амина Трофименко, владелица салона красоты для мусульманок: "Я считаю, что должна быть культура ухаживания за собой. Её можно прививать с детства".

Наталья Алькузи, челюстно-лицевой хирург, автор системы омоложения лица: "Я не пользуюсь никакими уходовыми средствами. Сейчас, конечно, косметика специально для профессиональной съёмки. Летом я вообще не пользуюсь никакими кремами, зимой, в холодное время пользуюсь всего лишь один раз".

Амина Трофименко, владелица салона красоты для мусульманок: "Есть специальные массажи, которые заменяют инъекции и заменяют даже круговую подтяжку лица".

Яна Кабанова, косметолог: "Я считаю, что нет аналогов ботулотоксину и уколам красоты. Есть процедуры, которые можно назвать аналогичными, но они не приведут к такому результату, как хотел бы пациент, как правило. Но я считаю, что у каждого пациента запросы разные и, в конце концов, красота это психологический комфорт каждого. Поэтому если кому-то комфортно нанести огуречную маску на лицо и он будет чувствовать себя комфортно, он будет чувствовать себя помолодевшим, красивым, то я считаю, что этого достаточно".

Амина Трофименко, владелица салона красоты для мусульманок: "Женщина создана женственной. Женщина создана красивой. Женщина создана слабой и нежной. Когда женщина ухожена, то она более уверенная, и её внутренняя женственность растёт. Она может быть более сильна в семейных вопросах за счёт своей внутренней уверенности. Никто кроме мужа и кроме её семьи не знают насколько она прекрасна. Пусть это будет загадкой для всех, кроме самых близких и родных людей, которые будут так же купаться в её нежности и в лучах её заботы".

Мы услышали истории живых людей, узнали, что думают о современной косметологии специалисты, и как относятся к этим процедурам с исламе. Выбор за вами, но важно помнить одно - Всевышний дал нам естественную красоту, не только внешнюю, но и внутреннюю, и наша задача ценить её и оберегать аманат, дарованный Аллахом Всевышним.

В этом разделе:

Добавить комментарий

Войдите, чтобы оставить комментарий: