Док. фильмы Призвание – женщина

Чеченка рисует чувства. Призвание Аси Умаровой

Ася Умарова начала рисовать во время войны. Когда в доме закончились краски и высохли фломастеры, она нашла в аптечке активированный уголь и сделала таблетками рисунок. Ее стиль называют графический импрессионизм или сюрреализм (чаще всего на бумаге появляются чувства, которые испытывает человек). Работы Аси Умаровой выставлялись в России, Грузии, Италии, США, Бельгии, Германии и в других странах. В 2016 году она попробовала себя в роли мультипликатора и сразу стала лауреатом международных конкурсов. В будущем Ася хочет снимать настоящее кино. Кроме того, Умарова пишет прозу и уже стала победителем престижных литературных конкурсов.

Знакомство с героиней сегодняшней программы началось вот с этого рисунка. Мне непременно захотелось заполучить его на обложку своего дневника о войне. В итоге на книге появился не только рисунок, но и его название. Предлагаем сегодня познакомиться с автором этого рисунка, талантливой художницей и прозаиком, Асей Умаровой, к которой мы приехали в гости.

Умарова рисует в стиле «графический импрессионизм». Экспозиции художницы посвящены антивоенной тематике. Её работы выставлялись в России, в Грузии, Италии, США, Бельгии, Германии и в других странах. Рисовать углём Ася начала во время войны, когда в доме закончились карандаши, краски и пересохли фломастеры, она нашла в старой аптечке несколько пачек активированного угля и сделала при помощи угля свой первый рисунок. Часть её работ хранится в музеях и в частных коллекциях, но большинство рисунков находится в доме Умаровых, в чеченском селе Пролетарское. По словам нашей героини, первая, особенная работа появилась когда ей было 9 лет».

Ася Умарова, художница, прозаик: «В 9 классе я заняла первое место на выставке, которая проходила в школе и мне подарили игрушку, и я видимо настолько была на эмоциях, пришла домой и быстро нарисовала это в картину. В общем, эта работа была сделана с натурой, а нарисовала я тогда отрывок из сказки Аладина. Именно после этой победы в конкурсе я почувствовала в себе какие-то силы, что я могу рисовать, что я хочу рисовать».

- Какие эмоции чаще всего появляются на бумаге?

- У меня всегда бывают какие-то чувства, которые во мне находятся, и я их пытаюсь изобразить на бумаге.

- Например?

- Вот например, было ощущение, я смотрела на небо и оно было невероятно красивым и звёздным. Я смотрела и думала, что, интересно, можно ли измерить небо линейкой, настолько оно было красивое. И вот я быстро нарисовала вот такое вот звёздное небо, кстати, в стиле Ван Гога, что-то есть в этом такое. Нарисовала я обычную крышу с обычной антенной, которые у нас ещё в советское время были, может быть у некоторых ещё и сохранились и вот видна линейка.

Её стиль называют по-разному: «Цветная графика», «сюрреализм», «графический импрессионизм». Какое бы название он не имел, рисунок Умаровой - это всегда продуманный от начала и до конца сюжет.

Ася Умарова: «Я воспринимаю свои рисунки так, что вот ты смотришь мультфильм и в какой-то момент делаешь стоп паузу. Вот эта самая стоп пауза и переходит на бумагу. Так я останавливаю эту историю трёхминутную. Вот так вот я рисую. Для меня важно, если я что-то рисую, чтобы от начала до конца проиграть это как в анимационном фильме. То есть, сюжетная линия должна быть».

- Ты выбираешь самые яркие моменты из этой сюжетной линии?

- Да, самые такие эмоциональные моменты.

Как и всякий художник, Ася надеется, что лучшая её работа впереди. Но всё же, среди тех рисунков, что уже состоялись, есть любимый. Он называется «Я смогу». Несмотря на то, что ты не старинный какой-то самолётик или не пассажирский самолёт или не военный, или пикирующий, сбрасывающий бомбы или парадный самолёт, ты обыкновенный бумажный самолёт. Ты сможешь взлететь в небо несмотря ни на что, «Я смогу».

Ася Умарова: «Когда у меня была выставка в 2016 году в государственной галерее, ко мне подошла взрослая учительница, где то 60-ти лет с заплаканными глазами и сказала: «Ты знаешь, вот если у меня в жизни будут случаться какие-то сложные моменты, я сфотографировала твой рисунок, я буду напоминать себе об этом рисунке, что я несмотря на все трудности, которые есть, что я смогу. Я вообще не ожидала такой реакции. Вот ты рисуешь-рисуешь, а столько отдачи идет от людей».

Каждый художник мечтает о персональной выставке. А когда тебя приглашают в Европу и твоё имя красуется рядом с именем гениального Леонардо да Винчи, то это не просто волнительно, но и очень большая ответственность.

Ася Умарова, художница: «Во-первых, это другая страна, они меня не знают. Во-вторых, я очень сильно волновалась, когда я узнала, когда подошла к этому музейному комплексу башни часов, увидела свой баннер и баннер работ Леонардо да Винчи, это по его схема воссозданы те механизмы. Больше никого не было кроме нас. Я думала: «Боже мой», у меня прям мурашки, когда даже сейчас я об этом рассказываю, «Неужели такое возможно? Я и Леонардо да Винчи». И, в общем, я думаю, что людям стало интересно, кто там выставляется и очень много людей пришло. Эта выставка проходила в городе Витторио-Венето. Мне было приятно. В выходные дни мне звонили из музея, говорили, что туристы хотят придти и выставку мою посмотреть, что мне дадут переводчика и просят выступить. Даже в выходные дни».

- Ты отвечала на их вопросы?

- Да, хотела бы сказать, что впервые в 2013 году я начала на своих выставках подходить к работе. Оказывается так принято, что ты подходишь и делаешь экскурсию для посетителей. Вот выставка открылась, и ты подходишь к каждой работе и рассказываешь, что ты хотела сказать. Это оказывается очень важно для зрителей, услышать мнение самого художника.

- Тебе важно, чтобы твои работы оценивали?

- Я очень долго думала над этим. Что для меня важно? Для меня важно, чтобы людям понравились мои работы, чтобы художникам понравились мои работы и понравились тем, кто организовывает эти выставки или чтобы нравились мне? Я всегда стараюсь, когда что-то рисую, не учитывать вот всех этих людей, а слушать своё сердце.

Когда я впервые увидела работу Аси Умаровой «Меня здесь нет…», она произвела на меня сильное впечатление. Именно так хотелось чувствовать себя во время войны. Меня здесь нет, это происходит не со мной, я смотрю какой-то страшный фильм. Поэтому я и попросила у Аси рисунок на обложку книги. К сожалению, подлинника рисунка у автора я не увидела, так как он был куплен итальянским коллекционером несколько лет назад.

- А как ты относишься к тому, что слава к художнику и его картины продаются только после смерти, конечно же, не хочется так говорить, но при жизни талантливые художники бывают бедными.

- Да, я задумывалась над этим. Все известные истории про Ван Гога или других художников. Я думаю, что несмотря на то, что они жили в бедности и у них были трудности бытовые, но я думаю, что в глубине души они были счастливы оттого, что они занимались любимым делом. Когда ты занимаешься любимым делом, то ты не замечаешь это всё. Я заметила, что когда у меня не бывает сюжетов, когда у меня нет вдохновения, то я как потерянная хожу, как будто бы не знаю, что происходит. А тут еду в автобусе и пришла идея, быстренько записала в листочек и бросила в сумочку.

Ася Умарова родилась в Калмыкии. Когда девочке исполнилось 8 лет, её семья вернулась на свою историческую родину в Чечню. Мама нашей героини учитель русского языка и литературы. Всю свою жизнь Анжар Изнуровна посвятила педагогике. Больше 20 лет она проработала директором школы в Пролетарском и до сих пор трудится там же в должности заместителя директора. Отца Ася потеряла 15 лет назад. Девушка была очень привязана к нему и кажется, что до сих пор не смирилась с этой утратой.

Ася Умарова, прозаик: «Мне часто говорят, понимая, что очень тяжело военное время вспоминать, хотела бы я, чтобы кто-то стёр из памяти эти моменты. С одной стороны мне безумно хочется стереть ластиком те военные воспоминания, чтобы об этом не думать, но с другой стороны это было время, когда был мой папа. Мне не хочется всё это стирать, как бы тяжело не было. Мой отец это был такой человек, что вот он сказал что-то, к примеру, ураган начнётся, землетрясение, война, что вот он сделает что-то и это всё, даже не обсуждается. Он всё время насколько я помню, когда какое-то событие происходило, например, в школе, в моей жизни, ему было важно вот так вот сесть. День рождения мой последний, когда он присутствовал, мне было 17 лет. Когда все гости разошлись, он сел и спросил, что понравилось на дне рождения? Кто пришёл? Что интересного было? Для меня этого не хватает. То, что человеку было интересно абсолютно всё».

- Какие слова ты не успела ему сказать при жизни?

- Наверно это прозвучит очень странно. Я сидела в спальне папиной и готовилась к последнему госэкзамену. Я училась тогда в 11-ом классе, и мой отец должен был поехать в горы. Он там работал. И он не должен был туда ехать, к нему просто приехали друзья, забрали его и там его не стало. Я помню, что пришли эти люди. Он собирался и в конце подошёл ко мне и спросил: «Ась, ну что, готовишься к последнему госэкзамену?» Я сказала: «Да, готовлюсь». «К выпускному готовишься?» «Да, у нас будет выпускной всё такое». И он сказал: «Ну, хорошо, я наверное успею к твоему выпускному». И он собирался уходить, и я его окликнула, сказала: «Пап!» Он повернулся и спросил: «Что?» Я сказала: «Как хорошо, что ты у меня есть». То есть, я почувствовала, что его не станет. Просто я, когда шла в платье с выпускного, я настолько была счастливым человеком, когда шла по улице, я даже не заметила, что у нас ворота были открыты. Ко мне подбежали женщины и начали надевать платок большой. Я не могла понять, что они от меня хотят. Я только тогда посмотрела в сторону нашего дома, и оказывается, наши ворота были открыты и люди стояли.

- А есть ли у тебя, скажем так, либо литературная работа, либо художественная, которую ты посвятила отцу?

- Есть одна работа. «Папа и его радио» называется. То есть мне эмоционально было очень тяжело это рисовать, но я его нарисовала. Вот это он, собственно говоря, очень интересовался политикой, а мне это было не интересно. Нам было неинтересно это всё слушать. В общем, на картине это его радио, аккумулятор, который он заряжал, то есть, света же не было тогда. И он ходил к тем, у кого горел мотор, и это вот я нарисовала громко разговаривающее радио, хотя оно было небольшое, маленькое, но оно заполняло весь зал, там были вещи, видите, там ковры сняты, просто эта комната не отапливалась, и тут нет занавесок. Крест-накрест на окнах стёкла, чтобы не поломались, ещё его любимая библиотека и орёл деревянный, который всегда был на поверхности нашей стенки. Это было для него символом свободы.

- А сейчас мама какую роль играет в твоей жизни?

- Я их всех одинаково люблю. Просто папы нет, и естественно ты много думаешь о папе. Просто мама она очень сильный человек. Я серьезно говорю, что она очень сильный человек. После смерти папы взвалить на свои плечи всё финансовое, всё, что касается дома и нас всех, это не каждая женщина так сможет вот так вот самостоятельно решать все проблемы, взвалив на себя.

Умаровы имели большую библиотеку и дети, видя пример родителей, много читали. Образованию в семье уделялось большое внимание. Неудивительно, что наша героиня окончила школу с золотой медалью.

- А кем ты мечтала стать в детстве? Я знаю, что у тебя даже было сочинение на эту тему.

- Кстати, я вспомнила про это сочинение, когда ты задала вопрос. Во втором или третьем классе все пишут сочинение «Кем вы хотите стать в будущем, какую профессию вы видите?» В общем, я на тот момент написала, что хочу стать напарницей робокопа из фильма «Робот полицейский» как Люис. Я просто была маленькой, и мне нравилось, что она жуёт жвачку и надувает эти мыльные пузыри, и они лопаются. В общем, они носятся с робокопом на большой скорости, защищают невинных людей, наводят порядок в этом городе, чтобы там бандиты не могли причинить какое-то зло людям.

Напарницей робокопа Ася не стала. Она окончила факультет журналистики ЧГУ. В настоящий момент, девушка ведёт в местной школе кружок юного журналиста и преподаёт детям изобразительное искусство.

В 2016 году Умарова попробовала себя в роли мультипликатора. Её дебютная работа «Вой. Бельё из прошлого» сразу же завоевала призовые места на международных фестивалях.

Ася Умарова: «Нужно было придумать сюжет для анимационного фильма. Я смотрела на свои работы, и мне показалось, что они могут вдохновить на создание анимационного фильма. Вот эта картина с лампами не случайно здесь появилась. Она называется «Война. Бельё из прошлого» То есть, это наши воспоминания, которые появляются у нас в сознании независимо от нашего внутреннего контроля. Они появляются и исчезают. В Волгограде этот мультфильм анимационный, я его так и назвала «Война. Бельё из прошлого», он среди немецких и российских фильмов, там была и анимация и художественные фильмы и документальные, в общем, все разные фильмы, и он там занял первое место. Я была шокирована. Председатель жюри был из Германии. В общем, они сообщили, вручили. Так же и в Казани проходит международный кинофестиваль мусульманского кино. И мой фильм среди номинации анимации вошёл в десятку лучших. Как это называется, шотлист или финалист. А так же в Венесуэле этот мультфильм вошёл в финал этого конкурса. А так этот мультфильм показывали и в Берлине и в Варшаве и в Тбилиси и где только его не показывали».

- Ася, есть ли нечто такое, в чём ты себя ещё не попробовала, но тебе бы непременно хотелось бы попробовать?

- Да. Многие наверно удивятся, что ещё ей хочется. Я очень сильно хотела бы попробовать снимать художественные фильмы.

- О чём был бы твой первый авторский фильм?

- Очень хороший вопрос. Я думаю, что он был бы, если сказать в общем, о чувствах людей. Я не хочу раскрывать сюжет, но он был бы немножко артхаусным, чем-то таким.

Несмотря на то, что у неё прекрасно получается передавать на холсте человеческие чувства, кажется, что свои собственные эмоции Ася прячет глубоко внутри.

- Ты производишь впечатление человека, которому гораздо комфортнее в одиночестве.

- Это точно так. Я чувствую себя комфортно, когда я нахожусь одна в помещении со своими мыслями, с творчеством, могу окунуться, выразить что-то на бумаге и ничего меня не отвлекает.

- А есть ли такое, что, допустим, на тебя влияет время года? Именно какой-то продуктивный сезон для творчества?

- Для меня такой период всегда осень или весна почему-то. Я не знаю из-за чего, но я сама по себе очень люблю пасмурную погоду, люблю и обожаю дождь, люблю осенние краски или деревья без листвы.

- Это мрачная картина.

- Это не мрачно. Мне наоборот бывает на душе светло, когда я вижу вот такую вот картину.

- Какое место в твоей жизни занимает вера в Бога?

- Одно из первых потому, что вообще я начала молиться в период первых военных действий. Я постоянно, когда молилась, то заканчивалась молитва тем, что я просила Всевышнего, чтобы война закончилась. Для меня это было очень важно. Я внутри себя как-то успокаивалась и чётко внутри себя осознавала, что вот если я помолюсь то, что-то изменится и в республике что-то поменяется. Никогда не забуду, что во время военных действий моего отца забирали, военные во дворе стояли и тебе же всё время кажется, что твой отец супермен, супергерой, что он выруливает из любой ситуации, с ним никогда ничего не происходит. Это у других там что-то случается, родители умирают, но только не с твоим отцом. И я помню, что я смотрю, и вот что-то дорогое мне лично уходит от меня и что я маленький ребёнок в этот момент могла сделать. Я вспомнила тетины слова, когда с какой-то женщиной случилось горе, то она 7 раз прочитала «мольбу». Я 7 раз прочитала и незаметно откуда, с соседского дома пришёл дедушка, тётя его привела. Он начал очень быстро говорить: «Пожалуйста, отпустите моего сына, он мой самый любимый сын, отпустите его». Я видела его со стороны, он так быстро всё это произносил. Его голос уменьшался и под конец, не было голоса, а подбородок его шатался. Он закрыл глаза, и я увидела слёзы на его глазах. И этот главный из военных несколько раз сказал: «Отпустите его». И папу эти люди, которые его держали, они его отпустили. У меня такое ощущение было внутри, как будто я в какой-то фильм попала. Неужели это реально? Мы все в шоке смотрели на всё происходящее и я так была счастлива, что я не знаю, кто это был за главный военный, но он подарил мне отца ещё на два с половиной года. Ещё я его видела два с половиной года. Это непередаваемое ощущение.

- Сила молитвы.

- Сила молитвы, да.

- Ты говорила, что у тебя бывают такие минуты разговоров со Всевышним, что ты к Нему обращаешься. Вот что ты испытываешь после вот этих минут откровений.

- Я всегда бываю очень откровенна, искренна, когда молитва заканчивается, я всегда разговариваю с Всевышним. Я всегда всё Ему рассказываю, делюсь и всегда замечала, что когда я искренне от всей души Его попрошу о чём-то, то из неоткуда появляется вот такая вот сильная какая-та рука помощи. Чтобы не происходило вокруг, мне это помогает, откуда-то какие-то люди находятся, кто-то что-то предлагает, как-то ситуация моментально изменяется.

- Ася, как тебе кажется, в чём твоё призвание?

- Если честно, то я до конца не осознаю, в чем моё призвание. Многие спрашивают: «Что для тебя ближе? Писательство, журналистика, изобразительное искусство, преподавание?» Мне кажется, что моё призвание в том, что я могу абстрагироваться от каких-то историй, от каких-то ситуаций и показать это в творчестве с другой стороны. Я могу так сказать. А вот призвание ли это было на самом деле, художник, писатель или журналист, мне кажется, что это время покажет, и люди со стороны подскажут.

В этом разделе:

Добавить комментарий

Войдите, чтобы оставить комментарий: