За и против Интервью

Абдулалиевич вместо Абдулатипова. “На Дагестан денег больше нет!” За и против

В конце сентября 2017 г. Рамазан Абдулатипов написал заявление об уходе с поста Главы Дагестана. Президент РФ Владимир Путин, в качестве ВРИО Главы Дагестана, назначил руководителя фракции «Единая Россия» в Государственной Думе Владимира Васильева. Что послужило скоропостижной отставке Абдулатипова, и чего ждать от нового руководителя региона?

27 сентября Рамазан Абдулатипов подал заявление об отставке и уже 3 октября президент Владимир Путин совершенно неожиданно для всех назначил новым временно исполняющим обязанности главы Республики Дагестан Владимира Васильева – руководителя фракции «Единая Россия» в Государственной Думе. Количество слухов о возможных кандидатах на данный пост накануне превысило все разумные пределы. Поминались и первый заместитель директора Рос. Гвардии Сергей Меликов, который до этого являлся полпредом Кавказского Федерального округа. Экс-президент Республики Дагестан, он и заместитель руководитель администрации президента Российской федерации МагомедСалам Магомедов, заместитель председателя советов федерации Илья Сумаханов, лидер Социал-демократической партии России Сираждин Рамазанов, и ряд других фамилий.

Однако глава государства с присущим ему непредсказуемостью сделал выбор в пользу человека, о котором никто даже и подумать не мог. В определенном смысле, лично мне, как человеку напрямую связанную с республикой Дагестан логика главы государства понятна. Но в то же самое время, не покидает определенный скепсис относительно правильности данного решения. А что же касается бывшего главы республики Дагестан Рамазана Абдулатипова, он, несомненно, полностью был верен в том, что его заранее предупредят об отставке и позволят соответствующе отработать. Однако в итоге вызов Крымль стал шоком для него и его окружения. Итак, каким же был Дагестан при Рамазане Абдулатипове?

Рост внутреннего регионального продукта Дагестана при Абдулатипове замедлился. В 2013-2014 годах он составил 6,3%, в 2015 году сократился до 4,7%, а оценка на 2016 год составляет 3,5%. Среднедушевые денежные доходы населения в Дагестане 2013-16 годах выросли на 30,5%до 28348 рублей в месяц, при этом расходы за тот же период выросли на 32% до 24690 рублей в месяц. Средний размер назначенных пенсий в республике в 2013-2016 годах вырос на 88% до 14680 рублей, но и рост потребительских цен за тот же период составил почти 40%. При этом доля населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума в 2013-2016 годах увеличилась с 10,1% до 10,9%. Безработица в 2013-2016 годах сократилась с 11,6% до 10,1%.

На отставку Абдулатипова повлияла совокупность факторов – это крайне низкий рейтинг, по социологическим замерам максимум 16% жителей региона одобряли деятельность своего главы, а свыше 70% населения были в той или иной мере отрицательно к нему настроены. Это и многочисленные конфликты, которые имели хозяйственный характер, могли вырасти в многонациональное противостояние. Это высокий уровень коррупции, это скандал с похищением министра ЖКХ, но и, конечно же, возраст. В итоге Кремль наконец-то принял решение, возможно повлияли приближающиеся выборы президента. А какой будет республика Дагестан после назначения Владимира Васильева? Своим мнением поделится наш сегодняшний гость – известный политолог, кавказовед Денис Соколов.

Почему Путин выбрал Васильева

Подскажите, пожалуйста, как можно оценить решение президента назначить главу республики Дагестан Владимира Васильева, человека который, откровенно говоря, знает о Дагестане не так много, как хотелось бы?

В принципе логичное действие и надо понимать, что все-таки мотивы основные при назначении того или иного главы они в основном формируются в Москве, т.е. это игра московская. И в зависимости от того, как там разложились интересы, которые мало касаются Дагестана, вот в зависимости от этого будет тот или иной глава, во-первых, это.

Во-вторых, попробовать в первый раз с 48-го года практически, когда глава республики Дагестан не дагестанец и не аварец и не даргинец, но это интересный ход, хотя в принципе, мне кажется, что основные мотивы не столь изменили бы ситуацию, сколько просто не нашлось никого другого на данный момент, который мог бы стабилизировать Дагестан до выборов президента. По крайней мере, нужно разморозить республику потому, что из-за очень неудачного управления Абдулатипова, честно говоря, вся ситуация пошла вразнос уже и в этом смысле Васильев является очень хорошим умиротворяющим шагом. Потому, что дагестанцы склонны к оптимизму всегда, они надеются всегда на лучшее.

Человек из Москвы – это новая надежда, пока пройдет время и будет понятно, что эта надежда принесла – это время, в любом случае до президентских выборов хватит. Поэтому, я думаю, что здесь целый набор факторов, который позволяет, для Москвы – это решение назвать удачным, с точки зрения развития республики, я не вижу другого удачного решения и не вижу в принципе перспектив для того, чтобы какой-то регион Российской федерации сейчас мог экономически развиваться.

Теоретически Дагестан вполне в состоянии развиваться, но практически, это невозможно ни в системе России сложившейся, ни в силу, мягко говоря, неконкурентоспособности российского производителя по отношению к поставщикам с глобального рынка. Т.е. Китай и Турция все-равно будут доминировать на мировом рынке. Те действия, которые могут эту ситуацию изменить, они, мягко говоря, не популярны будут среди, прежде всего тех, кто зарабатывает деньги на импорте, а эти деньги зарабатываются, понимаем, не только теми, кто торгует.

Говоря о плюсах данного назначения, на мой взгляд, можно выделить три ключевые составляющие: это отсутствие какой-либо связи Васильева с местными кланами, это его колоссальный опыт работы на федеральном уровне и третье составляющее – как ни странно, национальность Васильева. Говоря о национальности многие дагестанцы полагают, что это создаст некий нейтралитет по отношению ко всем народам, проживающим в Дагестане на примере того же Южного Дагестана, который был все эти годы на периферии всех ключевых процессов, которые были в республике Дагестан?

Может, это было не так плохо для Южного Дагестана?

Я бы не сказал, на самом деле.

Ключевые процессы какие?

Участие в каких-то ключевых процессах политических в первую очередь в республике Дагестан.

С точки зрения освоения бюджета, которая начала это растить с начала 2000-х годов и до 2010-12-13-х годов постоянный рост бюджета. Был небольшой кризис в 2008 году, но в целом бюджет все время рос и росло потребление. И, конечно, как бы с точки зрения участия в этом процессе в освоении бюджета нельзя сказать, что только Южный Дагестан был не допущен, там и Ногайский район был не допущен, и те районы, и те общины, которые не имели своих представителей или не имели никаких рычагов, которые могли бы им позволить, как бы прикоснуться, опустить клюв в этот источник животворный.

Имеет ли Дагестан перспективы экономического развития?

Принято считать, что Северный Дагестан имел больше возможности с точки зрения реализации.

Конечно, Махачкала за 15 лет после конца 90-х годов выросла почти в 2 раза, т.е. она практически сохранила население за счет замены уезжающих горожан и эмиграции с гор и соседских сельских населенных пунктов. В начале 90-х годов население сохранилось на уровне до перестройки, а начиная с 2000-го года население Махачкалы выросло с 320-330 тыс. до 780 тыс., если не считать по официальным данным пригороды, многие прописаны еще у себя в горах, в своих сельских населенных пунктах, а живут уже давно в Махачкале. Махачкала – это агломерация, которая по себе была производителем, т.е. она осваивала деньги. Это люди делали, государство здесь не причем, т.е. нужно разнести есть пилка бюджета, которой очень многие общины не были приобщены. А есть неформальная экономика, это два совершенно разных процесса.

Как его несвязность с местными кланами может поспособствовать оздоровлению ситуации в республике и разрыву коррупционных связей, как вы считаете, может повлиять?

Что такое деньги кончились? Уже при Абдулатипове практически все, что можно было воровать, воровалось его ближним окружением, т.е. республика готова жить без денег и элита республиканская уже почти привыкла к тому, что, только за маленьким исключением, что эти финансовые потоки, которые были во второй половине нулевых годов и в начале десятых, они кончились уже, все, денег нет.

По моим ощущениям в последние годы дагестанский народ наверно все-таки отчаялся и уже устал, и оставил попытки обращаться к местной и республиканской власти за помощью. Поэтому, здесь колоссальное количество примеров, когда они прибегают к традиционным методам взаимопомощи, об этом у нас есть небольшой репортаж, давайте посмотрим!

Экономические проблемы в Дагестане

Бабушка Написат приходит сюда не в первый раз, пожилая женщина получила пенсию и решила небольшую сумму из нее выделить на ремонт моста. «Вот получила пенсию, что смогла от нее отложить, пришла дать на такое благое дело, как строительство моста. Большое спасибо вам за то, что вы делаете от всех простых людей», - рассказывает Написат Магомедова.

Сбор средств на ремонт аварийного моста жители Буйнакска объявили месяц назад. Столетнее сооружение было в ветхом состоянии и нуждалось в реконструкции. «Тут невозможно было проехать, тут яма на яме, одну яму объезжаешь, в другую попадаешь», - рассказывает житель г.Буйнакск Арсланали Салимбеков.

В первый день инициативная группа горожан собрала 25 тыс. рублей, всего же за пару недель удалось привлечь огромную сумму - 2 млн. рублей. «Хотели сделать просто ямочный ремонт, взять цемент, бетон, чуть залить. И пришли на мост начали останавливать машины, говорить им, собираем на ремонт моста, и посмотрели, что люди не против были, приносили деньги», - рассказывает инициатор проведения ремонта аварийного моста Гаджимурад Алиев.

Местные жители обращались в различные инстанции с просьбой починить аварийный мост, соединяющий два района Буйнакска, но городские республиканские власти вмешаться не могли, так как сооружение, по их словам, нигде не числилось. «Старики, взрослые, маленькие дети – все знают, что этот мост народ строит и поддерживают не только с Буйнакска, но и с Хасавюрта приезжают, дай Аллах ребятам здоровья крепкого, имана и чтоб в жизни у них все было благополучно», - говорит житель г. Буйнакск Магомед Магомедов.

Рабочий день активистов начинался с раннего утра и заканчивался поздно ночью, работали буйнаковцы в течение всего Священного месяца Рамадан без еды и воды. «Такие жаркие дни были, в течение месяца Рамадан все это происходило, оразу держали, работали. Но тем не менее сделали, завершили, остается асфальт положить и чуть-чуть снизу работу сделать», - говорит инициатор Гаджимурад Алиев.

В первые дни ребята с собственными силами очистили проезжую часть от верхнего слоя, вывезли более 30-ти камазов с мусором, затем для проведения основных работ пригласили специалистов. «Помогли очень хорошо, горожане откликнулись сразу и стройматериалом помогали, и деньгами помогали своим физическим трудом помогали, моральная поддержка имеет большое значение, приходили люди здесь дуа читали, благодарили ребят, которые здесь работали», - рассказывает Арсланали Салимбеков.

Мост удалось не только отремонтировать, но и расширить на несколько метров, теперь он будет двухполосным. Именно для этого предусмотрены пешеходные дорожки, новые перила и фонари. «Проезжая часть сама на сантиметров 30 расширилась и плюс на метр 30 одна пешеходная новая, здесь ее раньше не было и бывшую пешеходную еще на 35 сантиметров увеличили», - рассказывает инициатор проведения ремонта аварийного моста Рустам Давудов.

Для Дагестана это не первый случай, когда местные жители чинят дороги и мосты, так бабушка Патимат из Хасавюртовского района 3 года собирала пенсию, чтобы отремонтировать тротуар в родном селе.

Минусы Васильева

Теперь о возможных негативных последствиях. На сколько это назначение может повлиять на выстраивание внутренних отношений с дагестанским народом, незнание дагестанской ментальности Васильева?

Собственно, зачем ему выстраивать какие-то особые отношения с дагестанским народом? Моя позиция, он сможет удерживать финансовые потоки за какими-то исключениями потому, что все равно есть районные бюджеты. Но районные бюджеты и районный уровень еще при Абдулатипове настолько встал под контроль спецслужб, что там все равно все под контролем. Все, кто должен получать часть этих финансовых потоков, они получают и будут получать, здесь ни Васильев никто ничего не сможет сделать. А другое дело, я думаю, что такого беспредела, который был при Абдулатипове, Васильев себе не позволит, он все-таки респектабельный федеральный политик, зачем ему это нужно.

И у него потом перспективы другие, Абдулатипов весь его клан в последний раз сыграл, все и ушел, дальше все, что с собой унес, он унес. То, что дадут еще унести, может у него есть свои риски по выходу из этой ситуации, и посмотрим, что будет дальше. У Васильева нет этой необходимости, я не думаю, что ему нужно столько же, сколько нужно Абдулатипову, поэтому в этом смысле будет лучше, будет год или полгода надежд для дагестанцев, которые все равно сработают в плюс или поддержат ситуацию в замороженном состоянии.

На первоначальном этапе становления Абдулатипова руководителем аналогичные были надежды, обещания, посыл народу о том, что будет.

Это всегда так, а что должен делать любой руководитель? Нужно народ на какое-то время обмануть, но вот он его и обманул, сейчас у Васильева гораздо больше резервов, чем у Абдулатипова потому, что на фоне абсолютно негативного правления Абдулатипова все что ни делаешь будет не так плохо, он что-нибудь сказал, все уже рукоплещут - это хорошо. Потому, что в принципе лучше надежда, чем война, другое дело, что вряд ли Васильев будет, судя по его предыстории, пытаться остановить вот этот процесс вялотекущей войны спецслужб и населения в республике. Я не думаю, что он будет это делать.

Насколько назначение человека из силового блока было необходимым, на самом деле? Учитывая то, что в республике Дагестан сейчас не совсем хорошая экономическая ситуация при ее большом потенциале и в принципе криминогенная обстановка тоже в республике сейчас улучшилась, нужно признать. Насколько это назначение было необходимым на ваш взгляд?

Оно не необходимое, оно во многом вынужденное, а кого поставить?

Претендентов было много на самом деле!

В любом случае это проигрышная позиция президента Дагестана, она проигрышная для того, кто становится этим президентом и человек, который из Дагестана, у его семьи, его клана есть репутационные риски на будущее, ему не нужно в эту историю заходить потому, что одно дело руководить регионом, когда идет рост бюджета и что бы ты не делал, будет хорошо, другое дело руководить регионом, когда бюджет будет сокращаться и что бы ты не делал, будет хуже. Магомедсалам был не плохим руководителем, но, когда начал падать бюджет, все начало вставать.

При Абдулатипове наложились две вещи: во-первых – падающий бюджет, во-вторых – усугубление этого падения действиями администрации. Сейчас в любом случае люди уже ничего такого особо хорошего не ждут и нужно просто подморозить. Есть регионы, для которых та подморозка, которая сейчас произошла в целом по стране, в принципе страна ничего не делала. Есть бюджет, есть нефть, есть газ, газ качают, нефть качают, раздают. Что-то народу, народу что-то хватает, народ тихо сидит, народ не пытается менять власть, народ доволен тем, что есть.

В целом по регионам есть равновесие, т.е. та ситуация, которая устраивает, более-менее, федеральную элиту, та которая правящий класс, они спокойно осваивают бюджет, люди спокойно это терпят, за долю малую то, что называется. Во всех регионах это равновесие примерно то, которое устраивает Москву, на Северном Кавказе и особенно в Дагестане это неравновесная ситуация, Дагестан нужно морозить постоянно потому, что либо Северный Кавказ сваливается в хаос, когда там есть война всех против всех, либо он начинает развиваться экономически, его тоже не удержать.

То есть его нужно постоянно подмораживать как-то и, собственно, совершенно разумные действия с точки зрения федеральной власти, они совершенно разумны с точки зрения людей, которые должны удержаться на этой волне. Здесь нужно понимать, что сама по себе политическая система в России, она не гибкая, она не может меняться, она не может модернизировать экономику, она не может, оставаясь стабильной, модернизировать экономику, она этого сделать не может.

Мусульманская община и Васильев

Как назначение Васильева опять-таки повлияет на жизнь мусульманской общины Дагестан? Мусульманская община Дагестан очень болезненно, на самом деле, перенесла период правления Абдулатипова. Есть мнение, что период правления Васильева может быть еще более болезненным?

Хотелось бы думать, что хуже для дагестанской мусульманской общины уже быть не может. Но я боюсь, что это не так. В принципе я не вижу никаких признаков, что по отношению к мусульманской умме, особенно к мусульманам, которые не позиционировали себя, как безусловные сторонники Духовного управления мусульман, тем более это очень сложно, в разных республиках Российской федерации разные убеждения соответствуют правильному Исламу – это, вообще очень сложно. Поэтому пока давление постоянно усиливается, я думаю, что оно будет усиливаться дальше, к сожалению.

Вы привели в пример Чечню, не вооруженным взглядом видно, что по сравнению с соседней Чечней, где определенные ориентиры по развитию Исламскому пути, в Дагестане постоянно насаждается светский путь развития, хотя для большинства дагестанцев все-таки вот этот подход не совсем близок и пытаются они из нравственной ямы постоянно выбраться, в которую попали за последние 20 лет. Справедливо ли это по отношению к дагестанскому народу, на ваш взгляд?

Мне кажется следующее, что такое исламский путь? Если достаточное количество праведных мусульман, которые могут называть себя мусульманами, которые не только внешне, но и внутренне исповедают. И в какой-то момент была мода на Ислам, но ничего не поменялось, т.е. может быть больше светскости стало в республике сейчас при Абдулатипове, но все-равно исламские знания растут так или иначе в Дагестане, все равно люди зреют, все равно надо сказать, что Ислам сегодня в Дагестане более зрелый, чем он был 5 лет назад, а 5 лет назад более зрелый, чем 10 лет назад. В любом случае это развитие так или иначе происходит, я не берусь прогнозировать, что будет дальше, но мне кажется, что и построение судебной системы, и построение всей публичной сферы в Дагестане, конечно, сегодня без Ислама невозможно.

И в любом случае, Ислам должен в этом участвовать. И если возможно построение секулярного пространства, оно возможно в принципе в Дагестане, то оно должно быть строиться с участием мусульман. И при их именно активном участии потому, что по-другому уже вряд ли получится. Сейчас же в Дагестане есть несколько таких пространств, которые часто не взаимодействуют друг с другом. Вот интересно было, допустим, выборы в Думу в 16-м году, партия «Народ» против коррупции, все понимали это как партию духовного управления.

Не дали им этого сделать...

Просто потому, что испугались. Стало понятно, что Единая Россия теряется где-то в тумане при появлении вот этой партии. Мне кажется, отчасти это и показало неспособность Абдулатипова управлять республикой для Москвы это вот такой успех, партия «Народ» против коррупции, которая показала, что просто Единой России нет. Или в последний год были митинги, которые организовывал Навальный, митинги против коррупции, другие люди участвовали в этих митингах, не те, которые были против коррупции в 16-м году. Эти два Дагестана они не пересекаются почти.

Они живут в разных мирах и вообще в принципе Дагестан – это такая потрясающая интересная республика, в котором общество живет в разных мирах, т.е. это такое слоеный пирог, который постоянно будет преподносить сюрпризы. Потому что с одной стороны, сельский Дагестан, который за два десятка лет обрушился из средневековья, по сути, которое было законсервировано колхозным строем в глобальный мир. И люди, которые родились в горах, они становятся айтишниками, прекрасными специалистами в области дизайна компьютерного, то есть очень быстро прошел Дагестан этот путь. Наверно быстрее, чем многие другие общества. Вот эта слоенность, она очень интересная, кто останется в республике, за кем она будет?

Смогут ли дагестанцы вообще построить какое-то общее пространство? На сегодня этот вообще вопрос не обсуждается в принципе, сегодня этим никто не занимается, а это главное. Если говорить про то, что делать, в принципе Дагестану все равно придется строить это общее пространство, рано или поздно, и это будет возможно настолько, насколько к этому будут готовы люди, которые смогут на себя это взять. Потому, что, к сожалению, даже из исламской среды, и не только из исламской, наиболее мудрые, наиболее влиятельные люди, мы видим, они покидают Дагестан, за последние те же самые 20 лет самое страшное, что не только молодежь выкашивают, практически поколением, но еще и лучших людей, и религиозные лидеры и светские лидеры, они могли бы привести республику куда-то, они могли бы создать этот проект Дагестан.

Сегодня этот проект Дагестан создавать, по большому счету, некому – в этом проблема. Потому, что мы можем сколько угодно говорить, а что хочет Москва? Что бы не хотела Москва, нет проекта Дагестан сегодня, Москве он не нужен. Зачем? Москве нужно, чтобы республика, самое плохое – не упала в хаос потому, что из хаоса будет не вытащить, это не Чечня 2,5-3 млн., если начнется, то очень тяжело будет остановить. А с другой стороны экономическое развитие быстрее, чем центр тоже не нужный.

Дагестан в системе кавказской политике

Как это назначение отразится на всем Северном Кавказе в целом? Как объяснить кадровую политику Кремля, которая сейчас получается перешла от опоры на местные какие-то элиты, может она перейдет к какой-то генерал-губернаторской системе, как вы считаете?

Генерал-губернаторская система, которая напрашивается вроде бы – это вообще-то уже колониальная власть, т.е. это уже другие отношения, это не попытка втянуть Северный Кавказ, особенно восточный в правовое поле Российской федерации, это признание того, что это какая-то вещь в себе, мы ставим над ней генерал-губернатора, он будет писать бумаги, он будет контролировать финансы, входы-выходы, мы поставили своего человека на ключевую позицию и дальше мы ничего больше делать не можем, т.е. в принципе есть такой риск.

Я не думаю, что этот тренд будет сохранен так легко, потому что есть его сторонники есть противники, назначение Васильева, оно обусловлено не только мыслью вождя о том, что сделать в Дагестане, но еще и масса конъектурных соображений Единой России, внутри государственной Думы, между разными группами, которые друг с другом борются за власть в Российской федерации, за контроль над проектами развития в разных регионах. В чем задача любой группы в Москве?

Задача поставить своего человека на регион, через который пойдут какие-нибудь деньги. Вот интересно, Васильева поставили, что через него пойдет, кому он нужен? Время покажет, можно полагать, но это все спекуляция, с моей стороны, потому что я не сайдер кремлевской политики, я занимаюсь сельскими и городскими общинами Дагестана и их экономикой, в основном. С этой точки зрения, я понимаю, что ничего ровным счетом не поменяется, а меняется все худшему и не из-за командиров, а из-за того, что рынок падает. Максимум, что можно было бы сделать для Дагестана – это сделать вообще на Северном Кавказе в Дагестане что-то вроде внутренней Турции.

Т.е. отдать часть рынка, которые сейчас держит Китай, Турция, отдать Северному Кавказу с той частью, с которой он справился бы. Дагестан справился бы с обувью, с мебелью, с одеждой, с овощами, с фруктами, с рисом, с мясом, т.е. масса вещей, с которыми Дагестан мог бы справиться. Но это требует инвестиции, это требует изменения отношений внутри республики, нужно внутри республики менять ситуацию, нужно организовать судебную систему так, чтобы можно было инвестировать в республику. Это требует оторвать у тех людей, которые зарабатывают на импорте кусок и заставить их работать на внутреннем рынке с внутренним производителем. Это сложно потому, что с внешним работать легко, он богатый и он инвестирует сам, а это надо заинтересовать, это большой проект. Это нужно быть немножко сумасшедшим, чтобы делать такие вещи. Понятно, что это плоды от этого решения, тот, кто будет его запускать, он уже не сорвет. Это слишком требует совсем других управленцев, в общем тех, которых мы имеем дело и совсем другой страны. Поэтому, я думаю, что это все не в этой жизни.

Заключение

В последние несколько месяцев дагестанская общественность активно обсуждала скорую отставку Абдулатипова, и было определенное понимание, что на этот раз Федеральный центр не будет по традиции выбирать кандидата по национальному признаку только между аварцами, даргинцами, как это было всегда. Рассматривали разных претендентов - и лезгина, и кумыка и даже от представителей немногочисленного народа, но стоит признать, что назначение Васильева – человека, никак не связанного с Дагестаном, стало большой неожиданностью для всех, кто следил за ситуацией. И это отражает сегодняшние отношения Кремля к местной дагестанской элите, которое давно себя дискредитировало и утратило к себе всяческое доверие и уважение. Я очень надуюсь на то, что череда отставок на этом не закончится и за ними последует уголовное преследование тех, кто последние два десятилетия со остервенением грабило и распродавало Дагестан на право и на лево, доведя его народ до полного отчаяния. А мы будем следить за ситуацией!

В этом разделе:

Добавить комментарий

Войдите, чтобы оставить комментарий: