За и против Интервью

Исламские музеи: нововведение или возрождение? За и против

В мусульманской среде возникают спорные вопросы относительно дозволенности или запретности тех или иных действий, нерегламентированных в исламе. В этом выпуске программы «За и против» обсуждаются проблемы исламского искусства, соответствия тематик музейных выставок нормам Шариата и др.

Мы живем в такое время, когда искусство, выставки, музеи и галереи являются доступными и эффективными средствами приобщения культурному наследию и нравственно-этическим ценностям. Но как выясняется, именно такой формат творческого и духовного саморазвития среди российских мусульман не пользуется большой популярностью. Более того, бытует мнение внутри неисламских общин, что это вообще для верующих ненужно и неприемлемо и это вопреки достижениям мусульман, которые оставили большой след в мировом искусстве. Полагая, что проблема кроется еще и в том, что художественные музейные возможности России сегодня слабо применимы к потребностям мусульман. Нет специалистов, способных соответствующим образом раскрывать смыслы экспонатов, непонятно что демонстрировать и что говорить о произведениях искусства мусульманам, ведь нельзя игнорировать вопрос запретного и дозволенного с точки зрения религии, тем не менее, есть масса примеров и немалое количество музеев и галерей в мире, куда мусульмане в мире ходят большим удовольствием.

Музеи исламского искусства

Предлагаю взглянуть на 5 музеев крупнейших коллекций исламского искусства.

Каир

«Музей исламского искусства» в Каире – является одним из самых больших в мире. В нем есть уникальная коллекция деревянных артефактов, керамических, стеклянных, хрустальных и текстильных предметов со всего мусульманского мира. На протяжении многих лет, музей выставляет только около 2,5 тыс. артефактов в 25ти галереях. Несмотря на то, что всего в музее более ста двух тысяч экспонатов.

Катар

В столице Катара находится другой исламский музей - это одна из наиболее полных коллекций в своем роде. Она имеет артефакты с трех континентов, самому старому тысячи четыреста лет. Представленные экспонаты из Испании, Ирака, Ирана, Индии, Турции, Египта и Центральной Азии.

Торонто

Музей Ага-Хана (Торонто, Канада) – это музей мусульманского и в частности иранского искусства. В нем собраны коллекции всех периодов существования Ислама. Здесь находится самый ранний известный экземпляр труда Авиценны – «Канон врачебной науки», дотированной в 1502-м годом. Страницы Голубого Корана IX-X веков. Жемчужины и постоянные коллекции стали 150 иллюстрированных страниц поэмы «Десятого века» в Шахнаме о персидских царях и героях.

Стамбул

«Исламский музей Турции» (Стамбул). Музей был создан в 1524 году при дворе Ибрагима паши. Сейчас стамбульский район - Фатих. В коллекции музеи – каллиграфия, плитки, ковры, этнографические изображения и узоры на предметах, отражающие разнообразие турецкой культуры. Здесь воссозданы и выставлены жилища мусульман в разные периоды.

Берлин

«Пергамский музей» (Берлин, Германия.) Музей «Пергама» был построен в период с 1910 по 1930 годы. Мусульманская площадка подразделяется на два отдела: музей средневекового востока и музей исламского искусства. Ежегодно его посещают более миллиона человек. Это делает его самым популярным музеем в Германии. Здесь собраны артефакты от Испании до Индии VIII-XIX веков.

Более подробно на сегодняшнюю тему мы поговорим с искусствоведом и магистром музейной педагогики - Левоном Бедоевым.

Почему среди российских мусульман столь низкий интерес к искусству и творчеству?

Я думаю, что мусульмане разные, как и в любом другом обществе и конфессии. Не всем интересно искусство, с одной стороны – это нормально, с другой стороны – интерес к искусству нужно воспитывать, формировать его в людях. Отчасти в этом повинна система образования, которая является европоцентристской с уклоном на достижение Европы и то, что достижение европейских народов гораздо выше, тем достижение неевропейских народов. Хотя мы знаем, что было великое средневековье у мусульманских народов, в то же самое время, был упадок у европейских народов, потом Европа переняла и сделала значительный шаг вперед, а мусульмане почему-то остановились. Но, конечно же, нельзя винить систему образования, сам человек должен быть любознательным. В большей и в меньшей степени люди не интересуются, я не знаю, пусть каждый для себя ответит на этот вопрос и в лучшем случае поймет, что он неправ.

Сейчас многие порой думают, что в Исламе как такового искусства нет вообще. Это вопреки тому, что мусульманский мир подарил миру совершенно выдающихся представителей творчества, почему?

Нельзя так думать, если мы посмотрим на памятники архитектуры, на более яркие представители исламского искусства, они понятны, в отличие от каллиграфии. Каллиграфия, вообще, первое место занимает в искусстве, потом архитектура, одежда, декоративно-прикладное искусство. Путешествуя по миру, люди могут увидеть в разных странах эту красоту в мечетях. Я думаю, не нужно оканчивать художественную школу, чтобы понять, что это красиво. Если задуматься над тем, как они оформлены, и как сделаны из керамических изделий буквы, и слова, составлены аяты из Корана – эти все технологии требуют большого ума, дисциплины и труда. Поэтому, как это объяснить? – Невежество.

Можно ли говорить о том, что Московский музей и вообще российские, представленные в нем экспонаты сегодня не соответствуют запросам мусульман, есть такая проблема?

Да, я бы сейчас сузил на московских и петербургских музеях потому, что я учился в этих городах и посещал именно художественные музеи. Здесь нужно еще вспомнить музей Востока в Москве и этнографический музей в Санкт-Петербурге, но там представлены предметы декоративно-прикладного искусства и в меньшей части, молитвенный коврик. Хочу разделить, что искусство исламское в моем понимании – это то, что передает содержание Корана, хадисов – изречений пророка (салляллаху алейхи уа саллям). И есть искусство, которое делает мусульмане, но оно не имеет отношения к исламскому – это чашки, кружки, то, что нас окружают в повседневности. И Петербургский музей не отвечает запросам, слабо представлена, или вообще не представлена. Не ощущается, а между тем должно ощущаться потому, что 20 миллионов мусульман в России Ислам был принят народами раньше, чем в современных границах. Нужно учитывать и отвечать на запросы мусульман, соответствовать им потому, что Москва и Петербург – это большие города, они должны охватывать все».

Музейные дисциплины мусульманам

В одной из своих статей вы писали, что мусульмане увеличили количество мечетей, молельных комнат, учебных заведений, местных религиозных общин мусульман, им преподают основы Ислама, арабский язык, другие специальные дополнительные дисциплины, которые можно дополнить занятиями музейно-восточного пространства Москвы. На сколько подобная дисциплина необходима сегодня мусульманам и что она даст в конечном счете?

Левон Бедоев: «Необходима как дополнительная нагрузка, как и образование с одной стороны, с другой стороны живя в мегаполисе или вообще в городе, где живут люди разных конфессий, надо друг друга узнавать. Музей с произведением искусства – это отличная площадка, где неспешно потому, что картина никуда не убежит и в музее картина созерцательна в любую погоду. Там можно беседовать и узнавать друг друга – это очень удобно».

То есть - это хорошая платформа для взаимного проникновения культур, познания друг друга?

Левон Бедоев: «Да, именно так».

В той же статье, вы задаетесь еще одним вопросом, я зачитаю: «Как применить художественные вопросы Москвы к потребностям мусульман». Сегодня на этот вопрос найден ответ?

Левон Бедоев: «Да, он был найден тогда, когда я начал проводить свои занятия с помощью исламской интерпретации произведения неисламского искусства. Неисламского – это значит, что картины не мусульманина могут относиться к неисламскому искусству, если они не затрагивают Коран, Сунну».

Это проект «Искусство видеть суть»?

Левон Бедоев: «Да, правильно. Это проект «Искусство видеть суть», вот именно, что видеть суть потому, что все мы люди у всех у нас одни и те же потребности. Этот проект был задуман для соблюдающих мусульман, которые желают углубить или поддерживать себя в форме религиозной, то есть продолжать познавать Ислам, находясь вне медресе – это, одна группа. Вторая группа, для не мусульман, интересующихся Исламом. То есть мы смотрим на светскую картину, нам всем известную картину, которую написал не важно, кто – мусульманин или нет, и ситуацию комментируем с точки зрения Ислама».

То есть через исламскую интерпретацию вы доносите смысл данного произведения?

Левон Бедоев: «Да, именно так. Это популярное направление потому, что музеи стремятся сымитировать своих посетителей. Есть дети, пенсионеры, молодежь, возможно, в России появится группа мусульмане, мигранты, не знаю, насколько это будет активно продвигаться. Я контактирую по этому вопросу с одним из музеев, это все идет медленно, я не знаю к чему придет. Но вот Великобритания – у них уже наверно поставлено на рейсы, они понимают, что это важно, чтобы человек почувствовал свою причастность к месту проживания. И не важно, приезжий он или нет, человеку надо понимать, что он здесь, и он имеет значение».

Как я понимаю, в рамках данного проекта вы какие-то занятия проводите, правильно? То есть можно ли сейчас сказать, что какие-то итоги положительные есть от этих занятий?

Левон Бедоев: «Я отмечу, что люди ходят – это очень важно потому, что бывает, что проект запускается, а посетителей нет или же идет на спад. Мой проект задуман для неспециалистов и люди приходили на каждое занятие, больше или меньше, но были. У меня не было задач превращать это в серию с одной и той же группой людей. У меня была задача – создать для них точку входа в художественную культуру. Дальше они могут выбирать, развиваться, интересоваться чем угодно, искусство богатое: театр, кинематограф, архитектура и так далее. Люди ходят, затем статья написана и напечатана в нескольких изданиях, вот основное».

Проект «Искусство видеть суть» Третьяковской галереи

Специальная экскурсия для мусульман в «Третьяковской галерее» организована впервые. Она состоялась в рамках проекта «Искусство видеть суть», его автор – Левон Бедоев. Проект нацелен на культурное развитие личности и пробуждение интереса к искусству. Поскольку целевая аудитория имеет свой особенный взгляд на вещи, то и формат экскурсий и лекций, соответственно соответствующий.

«В первый раз я в Третьяковской галерее именно XX века и вообще в Третьяковской галерее в первый раз, оказывается, это очень познавательно, интересно, мне очень понравилось», - говорит посетитель музея Машраб.

Вначале в качестве разминки участникам предлагается пантомима. Суть игры – жестами объяснить загаданное слово. Во время игры задействуются участки мозга, отвечающее за воображение, получается своего рода разминка перед погружением в творческую атмосферу. У человека обостряется восприятие, появляется шанс обратить внимание на то, чего он бы не заметил при рядовой экскурсии.

«Эта игра, познавательный, который завлекает людей, смотреть, изучать что происходит именно в картине, которую ты в первый раз видишь и представлять что было до того момента и что было после изображенного куска на холсте и это очень интересно, показывать это все людям без слов», - рассказывает посетитель музея Шахзод.

Далее присутствие профессионального искусствоведа участники сами проводят анализ произведений. Пытаясь понять, что хотел показать автор.

Искусство – это способ прикоснуться к культуре других народов, познать их через прекрасное, и найти что-то общее, убежден автор проекта. А для мусульманина это еще и возможность почувствовать Могущество и Мудрость Творца.

Зачем нужно искусство, зачем вообще ходить в музеи, водить туда детей, жили как-то люди и живут без этого?

Хороший вопрос, я думал над ним. Кратко для начала скажу, что ходить в музеи и искусство для того, чтобы человек созидал, а не паразитировал. Потому, что человек приходит в музей, видит продукты деятельности какого-либо человека или группы людей, и он задумывается, а что я могу создать, что я могу сделать? Как я могу улучшить жизнь?

То есть это является некой мотивацией?

Левон Бедоев: «С одной стороны, да, чтобы человек понял, что автор этого произведения может быть даже ничем не лучше его самого, те же самые голова, руки, школа, может университет, и он смог это сделать, значит, я тоже смогу это сделать – один момент. Другой, для чего вообще создавать что-то новое, изучать искусство? Самое элементарное – это чтобы одеваться со вкусом, это немаловажно и готовить».

Хороший вкус – признак ума!

Левон Бедоев: «В том числе и для этого. Почему я сказал не паразитировать потому, что красиво в том виде искусство, смартфон – это искусство, посмотрите на то, как сделан дизайн Apple, на пропорции, на цвета, на фактуру – это все искусство».

Изображения человека в музеях, насколько дозволено мусульманам ходить в музеи?

Допустить изображение человека, означало в Исламе пойти на какой-то некий компромисс с языческим богопониманием. Учитывая этот важный аспект, насколько дозволено мусульманам посещать музеи, картины, галереи и любоваться в них изображениями или произведениями искусства, на которых изображен человек?

Левон Бедоев: «Я просто наблюдал ситуацию, когда в религиозном заведении я говорю, что я – художник, а мне сходу говорили, что рисовать запрещено. То есть вникали в то, что я рисую, ведь есть разные жанры: натюрморт, фигура человека, портреты, и – это неприятно потому, что как-то странно. Я это все изучал, потом принял Ислам, а теперь видимо мне нужно все это оставить, на основании чего. В основном смотреть на все остальное потому, что мы это видим, мы потребители визуальной культуры и мусульманам бы надо формировать более ясную и четко сформированную визуальную культуру, чтобы что смотреть, как смотреть, ради чего смотреть. Потому что есть безвкусные клипы, безвкусное кино, а чтобы ее создать, надо быть художником, в широком смысле этого слова, конкретно режиссером, то есть визуальная культура должна быть, насмотренность, опыт, давать оценку западному искусству, своему искусству родному».

Почему мусульмане отвергают культуру?

Наука и искусство поднялись на невероятный выступ благодаря тому, что культура народов, государств, вошедших в исламскую цивилизацию, они не отвергались, а наоборот, жадно впитывались. Почему современные мусульмане думают совершенно другими категориями?

Левон Бедоев: «Какая-то часть думает так, за всех не хочу думать и не поверю, что все так думают. Обобщая, я бы сказал, что это вообще свойственно людям закрываться в своем мирке, некое такое узкое мышление: «Я тебя знаю, ты мой сосед, ты из моего народа, ты из моей веры, тебя знаю, тебя знаю, а вот того не знаю и ничего знать не хочу», - это сохраняется, видимо, на все остальное. Но вот те мусульмане, были в чем-то другие люди, в чем-то не сильно различались между современниками. Но в силу того, что они распространялись активно по миру, доносили ислам видимо лучше, это имело значение, то есть принимали другую культуру спокойно, естественно, отсеивая какие-то крохи, вроде многобожия и так далее. Принимали и брали лучшие – это очень правильно».

Почему не хватает гибкости мышления, которая была у наших предшественников по сравнению с современниками?

Это, по-моему, нормальное ощущение, когда не хватает гибкости, но от него надо избавляться. Порой очень-очень надо от него избавляться, порой где-то оно не помешает. Но если человек занимается профессиональной какой-то деятельностью, он должен понимать, что все самое интересное происходит не в исламском мире.

То есть это все больше упирается в невежество человеческое, по-вашему?

Леон Бедоев: «Невежество, лень. Ощущение, которое я тоже себе испытываю порой, но их нужно преодолевать. Я бы не стал говорить, что это болезнь мусульман современных, это вообще характерно для людей и обобщая, собственно люди и Ислам не хотят изучать, как следует. Вроде как тоже объяснимо, но зачем, вот это я знаю, это я знать не хочу, и как бы мне комфортно вот в этом».

Проникновение культур в эпоху глобализации

Сегодня в эпоху глобализационных процессов и взаимного проникновения культур, важно проявлять любознательность во всем, что принесет пользу умме. О наследии явлений исламской культуры, науки и искусства на западную цивилизацию факт всем известный, но нужно помнить и том, что исламская цивилизация в период своего становления, жадно впитывала в себя все научные достижения и культуру разных народов, принимала дозволенное и отвергала все запретное. Именно поэтому в современном поколении мусульман жизненно необходимо научиться отвергать лишь ту часть, которая является ложной, а то, что полезно, в свою очередь, должна быть принята целиком.

В этом разделе:

Добавить комментарий

Войдите, чтобы оставить комментарий: