За и против Интервью

Матери и дети – тоже ИГИЛ*!? «За и против» о россиянках в тюрьмах Ирака

*Организация «Исламское государство» запрещена на территории РФ.

 

В иракских тюрьмах сегодня находится большое количество мусульманок с детьми, граждан нашей страны. Вернутся ли они когда-нибудь на родину? Подробно о ситуации и о положении россиян рассказывает гость ведущего программы «За и против» Хамзата Наврузова руководитель информационного агентства "Объектив", журналист и правозащитник Хеда Саратова.

29 апреля текущего года в Багдаде суд приговорил 29 иностранок, в том числе 19 гражданок РФ, к пожизненному заключению за причастность и поддержку запрещенной в России группировки "Исламское государство". Иракские власти обвиняют их и еще сотни женщин в сотрудничестве с террористами. Сами подсудимые и осужденные утверждают, что были привезены на Ближний Восток мужьями и в противоправной деятельности никакого участия не принимали.

Официальный Багдад заявляет, что намерен осудить всех иностранок в соответствии со своим законодательством, и, похоже, экстрадировать их не собирается. «Представляется проблематичным отправить россиянок отбывать заключение в местах лишения свободы на их родине в виду сомнений в соблюдении (строгости) всех условий такого (тюремного) заключения», — отметил посол Ирака в Москве Хайдер Мансур Хади.

И так, давайте обратимся к цифрам, которыми мы располагаем на сегодняшний день:

Статистика по российским женщинам в тюрьмах Ирака

  • Всего в Ираке, по данным западных медиа, в заключении ждут суда около 500 иностранок, часто вместе с детьми.
  • Только в 2018 году за причастность к деятельности группировки 11 из них были приговорены к смертной казни.
  • По данным СМИ, разбирательство в иракских судах не редко носит формальный характер, исход известен заранее.
  • Между тем, 27 женщин и детей, имеющих российское гражданство, были экстрадированы из Ирака в Россию, так как судьи сочли, что в деятельность террористов они не были вовлечены или были вовлечены насильно и обманом.
  • Согласно заявлениям официального представителя МИД России Марии Захаровой, в тюрьме уголовного суда Багдада находятся от 50 до 70 русскоговорящих женщин и более 100 детей, которые, предположительно, являются гражданами России. Установить их личность возможно только после вынесения приговора.

Более подробная ситуации и положение, в котором находятся сегодня российские мусульманки в иракских тюрьмах, расскажет наш сегодняшний гость - руководитель информационного агентства «Объектив», журналист и правозащитник Хеда Саратова.

Россиянки в тюрьмах Ирака

Как сегодня обстоит ситуация в Иракских тюрьмах? Сколько, по вашим данным, осуждённых и ожидающих суда мусульманок России сидит в тюрьмах Ирака? 

Вы знаете, я буквально вчера получила информацию из тюрьмы Багдада, где находится много российских женщин, также представительницы других стран, с ними дети, маленькие совсем дети, как минимум, на каждую женщину по три ребенка. По ситуации, не говоря, болезни и очень тяжелая ситуация, количество этих женщин, по крайней мере, по тем спискам, который нам дал Зияд Сабсаби - сенатор 57 женщин, которые ожидают суда, 21 женщина уже осуждена, они приговорены к пожизненным срокам. Много женщин, местонахождение которых неизвестно до сих пор, поэтому сегодня все эти группировки, где находились наши женщины — это одна из группировок, у которых 6 месяцев содержались женщины это «Хашташари» называется. Такая группировка была, и эти женщины были переданы официальной структурой Ирака, они сейчас находятся в багдадских тюрьмах и таким образом, все тюрьмы, все эти места, где они содержались, все, хотя женщины, они перевезли в Багдад и на данный момент они находится в багдадских тюрьмах.

Правда ли то, что иракское судебное законодательство не предполагает участие адвокатов, не имеющих местное гражданство? Рассказывают о том, что иракская сторона предлагает своего адвоката, который требует от каждого подсудимого около 20 тыс. долларов. 

Когда начались эти суды, к нам обращались мамы. Я в свою очередь обращалась в МИД и к Зияду Сабсаби и встречалась с Богдановым Леонидом Михайловичем - это первый заместитель Лаврова, который нам объяснил, что у него на сайте был вывешен список адвокатов, с некоторыми из которых я лично тоже связывалась и, это правда, что они запросили 20000 долларов и не дают ни одного процента гарантии, что они смогут помочь им, они просто будут присутствовать на этих судах. Конечно, это неподъемная сумма для многих жителей не то, что Кавказа России потому, что это огромные деньги, которые они не осилили бы.

После встречи с Богдановым, нам удалось выяснить, что была подана апелляция, как бы этим женщинам, в любом случае, МИД России окажет поддержку. Нас уверили в том, что они не оставят их в этом состоянии, будут пересматриваться дела судей. В суде рассматривают 2 статьи — это терроризм и пересечении границы. Пересечение границы, как многие мамы говорят, быть не могло потому, что у Турции, Сирии тогда особо таких границ не было. Попасть было легко, билет в один конец, как говорится. Мне кажется, вначале нужно задавать вопросы тем людям, которые их пропускали. Те люди, которые закрывали глаза и по возвращении с удовольствием их сажают и дают по 14 по 11 лет. Возможно, это была продуманная акция. То, что сопротивляются многие сотрудники их возвращению, это тоже очень загадочно потому, что они, наверняка знают, что многие люди им помогали уезжать, именно из состава тех людей, которые сегодня готовы их посадить. Поэтому сегодня осудить легко, вот понять то, что эти женщины были обманным путем увезены и брошены на произвол судьбы, понять действительно сложно.

Россия не вызволяет женщин и детей из иракских тюрем

Поговаривают также, что наше консульство крайне неохотно отстаивает права своих граждан. Почему наше государство не борется за них? 

Я все-таки хочу сказать огромное спасибо Богданову потому, что этот человек сегодня пытается даже бороться с той системой, которая сопротивляется дать возможность этим женщинам вернуться потому, что я не раз с ним встречалась и это единственный человек, который сегодня как-то с пониманием относится к тому, что происходит вокруг этих женщин. Есть, конечно, и другие люди, я все-таки хочу назвать имена этих людей - Михаил Александрович Федотов - советский президент России. По крайней мере, он выслушивает, он пытается что-то сделать. Татьяна Николаевна Москалькова уполномочена по правам человека России, тоже, по крайней мере, как-то обнадежила, что она тоже будет в этом отношении работать. Я этим людям очень благодарна потому, что я вижу насколько наше общество не готово к возвращению этих людей потому, что они боятся. Хотя можно понять потому, что они все-таки переступили закон, они переступили даже самое святое – родителей, это очень печально. Сегодня, я – человек, который взял на себя эту ответственность проситься этих женщин у тех людей, которых я выше перечислила. Это очень сложно, тем не менее, мне кажется, кто-то это должен делать.

Вина женщин, живших на территориях ИГИЛ*

Вы согласны с тем, что, по сути, эти девушки и женщины стали жертвами ситуации, поехав за своими мужьями, рискуя своей жизнью? Их участие в том, что там происходило крайне минимально или вовсе не имело место быть?

Я, конечно, очень мало надеюсь на понимание со стороны Ирака потому, что мы помним, что было с Саддамом Хусейном, это был месяц Рамадан. У меня мало надежды, я была в иракском посольстве, разговаривала с дипломатом, не хочу называть его имени, и со мной было несколько мам, которая попросила: «Я вас умоляю ради Аллаха, помогите!» и этот человек посмотрел на эту женщину, сказал: «Я ничего не буду делать ради Аллаха». Я просо была в шоке, и он так жестко отчитал нас всех, он сказал: «Я не должен вам помогать, вы уничтожили мою историю, мою страну!». Естественно, я не выдержала так, как я две чеченские компании прошла чуть ли не пешком, протопала всю Чечню, я видела войну собственными глазами и хоронила людей, я знаю, что такое война. Когда я ему сказала, что вы все-таки дипломат, вы не должны были так говорить. Эти вещи не красят людей, которые сегодня обязаны как-то с пониманием относиться к таким ситуациям.

Издевательства в тюрьмах Ирака

Хорошо, попыток вернуть на родину этих несчастных женщин нет, но почему ничего не предпринимается в части их защиты в самих тюрьмах? О том, что там происходит, рассказывают безумные вещи… Насилие, пытки, издевательства.

Буквально недавно у меня такая информация была, что в Курдистане в тюрьме одна девушка повесилась. После этого, этот слух дошел до этих матерей и бабушек, они прям в очень тяжелом состоянии потому, что ни позвонить невозможно, ни узнать состояние, ни помочь материально, даже если кто-то может. Они с голоду там умирают, у них всякие болезни, нет никакой медицинской помощи. В Красный крест обращаются они месяцами, ситуация очень плачевная, очень серьезная.

Там не 10-15 человек, там огромная армия женщин, это наши граждане, они ждут помощи, они просят, умоляют. Честное слово, я просто устала, каждую ночь я получаю страшные письма этих женщины оттуда: «Мы умираем, пожалуйста, помогите». Я как-то даже бросила основную свою работу потому, что это стало частью меня, у меня там никого нет, но, честно, я не могу говорить этим мамам: «Ваши дети», я говорю: «Наши дети» потому, что я знаю, что насколько это тяжело, когда мысленно ты думаешь, что твой ребенок умирает, что он голодает, что ему плохо. Честно сказать, это непонимание людей, это отношение к этим людям, которые просто отступились.

У меня даже есть в списках молодые люди и мамы приносят нам заявление, просят помочь, там 18-19 лет мальчишки, они были обмануты. Все самое интересное то, что я была в турецком посольстве и там открытым текстом сказала, что мамы до сих пор уезжают в Турцию, они при нас привозят паспорта этих девушек, которых они просто переправляли, а российские паспорта оставляли там. Я говорю, почему вся вина как бы на этих женщинах, если они создали все условия, чтобы эти женщины попали туда.

Я разговаривала с одной женщиной, которая оттуда вернулась, и она рассказывала, как она туда попала. Она не хотела туда ехать, и муж ее насильно увез, и после того, как они сели в автобусы, автобусы начали бомбить, она поняла, что она в Сирии. Они выскочили с этого автобуса, зашли в дом, старик их завел. Этот старик показал им где-то 20 детей в этом доме — это дети тех людей, которые были убиты там же на пересечении границы, и он просто плакал. Я попросила мужа отвези меня обратно, он порвал мой паспорт и выкинул, сам он потом погиб. У нее трое мальчишек было, она две недели жила на крыше дома, без еды, без воды и без ничего. Такие ужасные вещи рассказывала, что я не знаю сейчас, кого винить в том, что эти женщины сегодня в таком состоянии. Невозможно до кого-то достучаться, это человеческие жизни, какие только пороги я не отбиваю, куда только Зияд Сабсаби не ходит, с кем только он не общается, кого только не просит. Рамзан Кадыров, сколько применяет усилий, чтобы вернуть этих женщин, но нас пока не слышат, слышат, но очень слабо.

Видео репортаж о родственниках россиянок, отправившихся в ИГИЛ*.

Мы знаем, что многие семьи уехали туда с детьми, у кого-то они родились там. И на сколько, мне известно, хоть какая-то минимальная работа по их возвращению всё-таки ведётся. Есть ли информация о том, сколько детишек там находится на сегодняшний день?

Буквально меньше месяца назад Зияд выезжал в Ирак, и он дал список 45 женщин, которые находятся в багдадских тюрьмах, чьих детей он сможет привести. И чтобы мы уточнили уже, кто родился там, кто родился в России, кто был вывезен. Мы ему отослали где-то около 28 дел, не все успели потому, что там, во-первых, нет документов, установить гражданство очень сложно и бюрократические моменты, просто катастрофически сложно это все было собирать. Нам на данный момент удалось отправить документы на 28 детей - это дети, которые родились в России, которые были увезены отсюда. Но вторым этапом уже Зияд сказал, что будет вывозить детей, которые родились там уже, это отдельная процедура берут ДНК, и на самом деле, сейчас нисколько нелегко этих детей абсолютно потому, что Зияда просто развернули из Багдада. Он с этим списком уехал, он сказал, что нужно в Совете безопасности России что-то там утвердить, решать какие-то вопросы и для этого он вернулся в Москву и до сих пор ждет решение, чтобы поехать забрать хотя бы эти двадцать восемь детей.

Судьба возвращенных женщин из Ирака

Как сложилась судьба тех девушек, которых удалось вернуть в свое время в Россию? Располагаете ли вы данной информацией? Есть ли разница по регионам России – в Чечне и в соседнем Дагестане, например?

Очень разные отношения потому, что не знаю почему, но, по крайней мере, в Чеченской республике буквально недавно была осуждена одна женщина, ей дали 4 года с отсрочкой до достижения младшему ребенку 14 лет.

В Дагестане каждая женщина, которая вернулась, она осуждена. У них забрали детей в ту же ночь, как мы их в аэропорту их встретили, передали их дагестанским коллегам, как бы они провели бессонные ночи, бабушки, которые столько ждали их, просто разлучили с детьми. Они не доехали, они мне уже звонили, что их забрали.

Чеченские женщины были у себя дома, они там же в аэропорту все получили и явку с повинной и все эти процедуры они прошли. Я не знаю почему, именно на территории Дагестана такие вещи происходят, хотя в Чечне эти женщины абсолютно свободно живут, и их никто не трогает. Они, естественно, стоят на учете, о них в месяц раз подписывают определенно бумагу. Эти женщины участвуют сегодня в общественной жизни республики, они принимают участие в нашем мероприятия, они разговаривают с молодежью, они рассказывают через, что они прошли. На это молодежь очень серьезно реагирует, мне кажется, этих людей надо использовать в хорошем смысле слова. Я не за то, чтобы их сажали, абсолютно тюрьма им ничего не даст, они столько всего пережили, они уже поняли.

Сегодня, мне кажется, нужно создать вот эти революционные центры, их практически нет потому, что чеченские женщины у себя дома. Я разговаривала с мальчиком шестилетним, который вернулся, пока с мамой и общались мы с этим мальчиком и, знаете, эти дети, они совершенно отличаются от наших обычных детей и он так на меня посмотрел, вспомнил, я его встречала в аэропорту, говорит: «Тетя Хеда, а вы видели моего папу?» я говорю: «Нет, не видела». И он долго мне пытался в телефоне показать своего папу, и представьте себе, этот мальчик будет расти и после того, как он уже как-то будет осознавать, куда его папа делся, ему будет это действительно интересно, он будет задавать серьезнее эти вопросы. Если сегодня этих детей как-то не реабилитировать как-то им не помочь, чтобы они забыли этот ужас, мне кажется, мало то, что мы их вернули, надо с ними дальше работать. И крайне необходимы эти реабилитационные центры для этих женщин и детей в том числе.

Много ли вам приходится сталкиваться с обращениями родных, чьи близкие оказались в этой чудовищной ситуации? Кто эти люди? Предпринимают ли они какие-то еще индивидуальные усилия по вызволению женщин? 

В первую очередь, мне кажется, это авторитета Ахмат Хаджи Кадырова потому, что он очень много ездили, сегодня Рамзан Ахматович продолжает это все и естественно это сыграло огромную роль. Почему все девять бортов приземлились в Чеченской республике, там были не только чеченцы, там были граждане из Тюмени из Нижневартовска, из Башкирии и стран СНГ. Из Казахстана сегодня удалось вернуть 115 человек - 115 жизней спасенных.

Мне кажется, это очень много и очень благодарна этим людям потому, что мне как-то Зияд Сабсаби сказал: «Хорошо, что я не чеченец», я говорю: «Почему?», он говорит: «Чеченец бы не выдержал то, через что я прохожу потому, что я делаю вид, что я не слышу». Там столько всего ему приходится пережить, он говорит, что там они начинают издеваться, какие-то говорить вещи, я делаю вид, что я не слышу, не понял. Поэтому сегодня это так непросто, это очень сложно ему приходится извиняться за то, что наши дети ступили на вашу землю то, что все это случилось с их участием, очень сложно, хотя они не говорят об этих сложностях, тем не менее.

Как же сенатору Зияду Сабсаби удалось все-таки вывезти женщин и детей из Ирака? Не раскроете секрет успешности его миссии? 

Зияд все время говорит: «Я не буду врать, скажу как есть». Он иногда очень жестко может сказать эту правду, но потом говорит: «Я вижу во сне этих детей, который просят меня о помощи». Это он мне буквально недавно сказал, и он говорит: «Я не могу заснуть, я боюсь даже заснуть иногда потому, что я слышу эти голоса». Он заходит в эти тюрьма и говорит: «Я вижу глаза этих детей этих женщин и не могу им помочь». Он даже заходил в эти тюрьмы в качестве переводчика, чтобы хоть просто увидеть, узнать в каком они состоянии, и он когда уходит он просто реально плачет.

Когда мы были на одной встрече здесь в Москве, честно и даже не ожидала, он разговаривая с некоторыми сотрудниками спецслужб, он сказал: «Вы даже не представляете и в каких условиях они живут, вы даже не представляете себе, через что они прошли, так неужели сегодня нет возможности вернуть, чтобы они под контролем были. Этих людей могут использовать и Америка и другие страны, наши враги, которые с удовольствием сделают все ужасное, что можно сделать с нашей страной». Поэтому он все время призывает лучше их привести и, чтобы они были под контролем, чем они там используют их и сделают из них минами медленного действия. С этим я абсолютно согласна потому, что есть некоторые люди, которые перешли, были ранены и почему-то они очень быстро выздоровели, потом выясняется, что над ними поработали американские врачи. Не просто это, поэтому сегодня, мне кажется, я надеюсь, что это дойдёт до тех людей, которые до сих пор думают, что их можно там оставить. В сирийском посольстве, я с послом встречалась, он говорит: «Да забирайте ваших женщин, они нам не нужны». А российская сторона не принимает, в иракском посольстве осудили, но, тем не менее, можно было бы как-то на политическом уровне этот вопрос решить, чтобы хотя бы они отсидели срок наказания здесь в российских тюрьмах. Даже тут никакого пока понимания, там разрабатываются какие-то механизмы, но пока реального ответа не слышим.

Хеда, спасибо большое, что вы приехали к нам! Действительно, вы и Зияд Сабсаби делаете огромное дело, которое сложно оценить на самом деле! Вам успехов, удачи, будем следить за ситуацией, надеюсь, что в скором времени мы с вами запишем еще одну передачу, где вы, расскажите о положительных итогах!

О том, каким унижениям и издевательствам подвергаются российские мусульманки в местах лишения свободы в Ираке, и подумать страшно. У каждой своя история, но всех их, как правило, объединяет их искреннее желание быть рядом со своими мужьями, каким бы они ни были. И это в определенном смысле заслуживает уважение! Давайте же будем честны хотя бы перед самими собой, ведь в обыденной жизни каждая из нас восхищается именно такими женщинами, хотел бы видеть рядом с собой именно такую спутницу по жизни. В данном конкретном случае эти женщины и детишки оказались жертвами ситуации, которые не они создали. Я искренне надеюсь, что эти факторы будут учтены и наше министерство иностранных дел через посольство России в Багдаде приложит все усилия для обеспечения прав защиты граждан своей страны хотя бы в суде, чтобы разбирательство было объективным и не заканчивалось по умолчанию суровым приговором.

В этом разделе:

Добавить комментарий

Войдите, чтобы оставить комментарий: