За и против Интервью

Можно ли мусульманам служить в российской армии? За и против

Этот выпуск программы «За и против» посвящен проблемам службы мусульманских капелланов в российской армии. Гость студии – Шамиль Арсланов, глава отдела по работе с заключенными и военнослужащими ДУМ Москвы. В беседе с ведущим Хамзатом Наврузовым он рассказывает о том, с какими трудностями приходится сталкиваться солдатам и офицерам, исповедующим ислам.

Лет через 10-20 Российская армия может наполовину состоять из мусульман и этот процесс естественный - такое мнение все чаще озвучивают некоторые эксперты и политики, ссылаясь на цифры современной демографии. За последние 25 лет рождаемость в целом по стране упало до небывало низкого показателя. В Татарстане и Башкортостане эти показатели почти не изменились, а на Северном Кавказе, наоборот, продолжается рост населения. Хочу обратить внимание на следующий факт: в армии, где уже сейчас более трети татар, башкир и кавказцев – представители мусульманских народов, до недавнего времени не было ни одного полкового имама.

Для мусульман служащих в армии нет мечетей, и практически не обустроены даже молельные комнаты. Никто не считается с тем, что мусульмане должны соблюдать определенные нормы в быту, как кормили солдат 25 лет назад в эпоху декларативного атеизма вареным салом, так и сейчас кормят. Конкретные действия по исправлению ситуации начали восприниматься в конце 2009 года. Министерство обороны после долгих размышлений решила официально допустить религиозных деятелей в армии. Новые принципы касаются, прежде всего, православных священников и имамов, в случае если число верующих в личном составе части превышает тысяча человек или 10% от общего числа военнослужащих. С другой стороны, в последние годы некоторые представители руководства Минобороны России открыто блокируют рост числа призывников из числа мусульманских регионов Поволжья и Северного Кавказа. Убедиться в этом нам поможет инфографика, составленная по материалам осеннего призывника 2016 года:

Тогда более полутора тысяч дагестанцев были отобраны для прохождения военной службы, хотя всего в регионе призыву подлежали 50 тыс. человек. Из Татарстана в армейские подразделения направили более 4 тыс. человек, подлежали призыву - 20 тыс. в осенний призыв 2016 года из Башкирии на армейскую службу направилось более 6 тыс. молодых ребят, из Чечни на службу в армию призывали 500 новобранцев, хотя потенциальный призывной контингент в республике - составляет более 86 тыс. человек. На военную службу из республики Ингушетия взяли 350 ребят, хотя призыву подлежали 12 тыс.

Как Ислам относится к работе воинской службы в целом?

Религия Ислам к воинской службе относится вполне позитивно, если мы посмотрим на времена, когда жил пророк Махаммад (алейхи ссаляту уа саллям) и сахабов, то мы увидим, что в то время было некое подобие армии, были войска, какие-то отряды. Некоторые ученые, изучая жизнь сподвижников, жизнь пророка (алейхи ссаляту уа саллям) даже проводят параллели между сегодняшними службами такими, как ФСБ или ФБР потому, что был ряд сподвижников, которые выполняли те или иные поручения, если ничего в службе – в армии не противоречит Шариату, Исламу, то проблем никаких нет.

Какие шаги предпринимает сейчас Духовное управление мусульман России в сфере взаимодействия с вооруженными силами?

На данном этапе, мы уже работу проводим порядка 6-7 лет с воинскими частями, с самими естественно оборонами. На данном этапе, у нас есть договоренности с некоторыми воинскими частями, которые мы посещаем, поддерживаем контакты с генералами, полковниками – высокими официальными лицами. Есть в общественном совете Министерства обороны заместитель муфтия – Харис Саубянов, мы также там присутствуем. На данном этапе мы готовимся, на мой взгляд, к очень большому шагу, как заключению соглашения между Духовным управлением мусульман РФ и Минобороны России – это очень важный шаг для нас, это будет некий этап доверительных отношений. На данный момент такого теплого приема мы иногда не встречаем.

Мусульмане в российской армии

Реально ли ощущается потребность у военнослужащих мусульман общение с имамом. Иногда говорят, что эта проблема вообще выдумана?

В первую очередь надо смотреть не просто сами военные части и необходимость присутствия имамов в них. Вопрос стоит в том, что любому человеку живущему необходим некий духовный наставник. Есть такое выражение: «Если у человека нет устаза, то его устазом является шайтан - сатана», который может его сбить. Исходя из этого, мы считаем, что какое бы количество ни было мусульман в военных частях, в армии в целом, необходимость присутствия имама должна быть, даже как вспомогательный. Если необходимо, позвонили, приехали обговорили, вместе решили вопросы.

Как осуществляется непосредственное взаимодействие с армейскими структурами. Есть какие-то позитивные примеры, когда командиры военных частей обращаются Духовному управлению за помощью в урегулировании каких-то конфликтов, которые происходят с мусульманами?

Да, есть такие примеры, есть и позитивные примеры и смешные примеры, с точки зрения Ислама. Есть также и печальные примеры. Самые частые случаи, которые случаются – это, когда военнослужащий мусульманин отказывается совершать уборку, здесь не столько вопрос уборки, сколько уборка именно унитазов, туалетов, считают для себя неприемлемым уборку, поэтому часто имамы выезжают именно с этой проблематикой. Недавно был касательно печального вопроса, военнослужащий мусульманин на него была попытка суицида, вызвали имама, он постарался разъяснить. Здесь есть некий печальный момент - то, что на него была попытка суицида, сами мысли его, напряжение, его неготовность к воинской службе, низкая стрессоустойчивость. Позитивный момент в том, что руководство воинской части не спустило все это на тормоза, а хотело дать ход и решить вопрос окончательно, чтобы в будущем у этого человека не было проблем с этим. Поэтому, имам в этом случае, насколько я знаю, помог решить данную ситуацию.

Не пора ли знакомить с Исламом слушателей военных академий, курсантов в различных ВУЗах?

Этот вопрос безусловно очень актуален потому, что число военнослужащих, несмотря на то, что пока мизерный процент (речь идет о 10-15% мусульман от общего числа военнослужащих) необходимость в любом случае есть потому, что так или иначе руководство сталкивается с проблемами Ислама или с проблемами, которые создают мусульмане и их нужно решать, а чтобы их решить, чтобы понимать суть того или иного вопроса, необходимо хотя бы немного изучить, что такое ислам. Поэтому, конечно же, это необходимо делать также и в самих воинских частях, чтобы ребята знали, что такое Ислам из уст тех, кто знает, что это такое, чтобы их знания не были лишь из экранов телевизоров, где про мусульман говорят, как о террористах, об экстремистах. В этом плане развивать и делать программы, рассказывающие об Исламе конечно же необходимо!

Несмотря на то, что есть некие прогнозы, что в скором будущем количество мусульман военнослужащих в российской армии достигнет практически половины от общего числа военнослужащих. Все-таки отсутствует практика ввода такой должности, как мусульманский капеллан. Как вы думаете, с чем это связано, почему эта тема буксует сегодня?

Я бы не согласился с тем, что отсутствует мусульманский капеллан. На сегодняшний день беря всю Россию работает минимум 4 мусульманских капеллана.

В соотношении с православными капелланами несопоставимые цифры.

Абсолютно верно, это несопоставимые цифры, если брать структуру РБЦ и смотреть ее работу, то они делают колоссальную работу и не 6-7 лет, как мы, а десятками лет. Эта практика у них была еще до советских периодов, что-то сохранилось в светское время. Они семимильными шагами идут и учебные заведения, у них очень много именно тех капелланов, которые служили полностью. На сегодняшний день многие мусульмане даже не служат, уходят от этого. Плюс еще – неподготовленное в исламских ВУЗах России такого направления, как капеллан, нет такого, поэтому это тоже нужно развивать. Только с развитием этого, мы сможем внедрять постепенно, шаг за шагом и имамов-капелланов.

Как вы сказали, несмотря на то, что все-таки проблема существует, но также есть и позитивные примеры существования капеллана в Российской армии. Предлагаю посмотреть короткий сюжет об этом.

О татарстанском армейском имаме

Улыбка на лице и ни капли страха – татарстанский имам совершил 126-й прыжок с парашютом.

Тимуру-Хазрату Ибрагимову 69 лет, он имам села Кызыл-Байрак Верхнеуслонского района, участник боевых действий в Афганистане, бывший военный летчик. С небом он знаком давно, но то было в молодости, на склоне лет Тимур-Хазрат решил снова вернуться к старому.

«Человек, который прыгал, только он сможет понять – это адреналин. Мои года душой не стареем, как мне было 18 лет, я такой и душой», - рассказывает Тимур-Хазрат.

Бывший военный летчик стал наставников курсантов школы-интерната имени Кузнецова, что находится в Казани. Он обучает детей боевой взаимовыручке и сам сопровождает их в первом полете.

«Тимур Хазрат рассказывает очень интересно, познавательно. Я уважаю его, как человека, как мусульманина», - говорит кадет Казанской школы-интерната им. Б.Кузнецова Искандер Карипов.

По словам имама, свою жизнь связать с Исламом он решил, еще будучи военным. Ибрагимов отдал армии 28 лет, после окончания службы в 95-м поступил в медресе и стал имамом. Может быть, это был зов предков, ведь мать и отец из семьи религиозных деятелей, а может все дело в том, что летчики, как никто другой знают, как хрупка жизнь.

«Все люди верят по-своему, но, если окажутся в окопе, в такой экстренной ситуации, сразу взмолятся, чтобы сохранить жизнь, только кому будет обращаться, обращаться к Создателю», - рассказывает Тимур-Хазрат Ибрагимов.

Как отмечают, что в школе-интернате Тимур-Хазрат несмотря на почтенный возраст навыков десантника не потерял, поэтому он является примером для кадетов, для подростков ведь очень важно иметь старшего товарища.

«У меня есть памятный значок, который подарил мне Тимур-Хазрат, когда мы прыгали на аэродроме, для меня это большая честь», - рассказывает кадет Казанской школы-интерната Адлан Умаров.

Еще Тимур-Хазрат Ибрагимов обучает имамов, он преподает пчеловодство в Казанском медресе, понятий Ислама, ухаживает за пасекой, принадлежащий этому учебному заведению. Есть у него и хобби – делает чомы на заказ. Имам, летчик парашютист и педагог. Жизнелюбию этого человека позавидуют даже молодежь, а Тимур-Хазрат Ибрагимов говорит, что силы черпает в вере и любви к людям.

Мусульмане капелланы

Почему сегодня помощник командира по работе с верующими - это православный священник, а не имам, близкий монах, или раввин?

Здесь вопрос – ссылка к тому, что мы уже сказали то, что работа ведется очень активно и они активно внедряют именно своих священнослужителей в ряды российской армии, давая им официальную должность. Мы должны здесь понимать, вторую важную вещь – этот капеллан ответственный за все религии. Если есть в воинской части мусульманин, иудей или буддист, он должен найти представителя данной религии и найти общение если есть в этом потребность.

Как сегодня Духовное управление мусульман относится к идее создания Института армейских капелланов?

На сегодняшний день Духовное управление мусульман РФ видит необходимость в создании этого, но пока что не хватает ресурсов на это, не хватает времени. Это все нужно прорабатывать, это требует усилий, может пройти 5-10-15 лет, пока мы до этого уровня дойдем. Здесь я готов затронуть очень глобальную проблему – духовенство вообще России потому, что нет никакого единства, есть отдельные ДУМ РТ, ДУМ РБ, ДУМ Чечни, ДУМ Дагестана. Для того, чтобы Министерство обороны увидело тех же самых в нас партнеров в отношениях и стала нам доверять, мы все духовенства должны объединиться в одно целое и тогда мы будем иметь доступ к университетам и можно будет уже разрабатывать отдельное обучение капелланов.

Шамиль, скажите пожалуйста, имеет ли место контакт исламских религиозных организаций с представителями других конфессий, серия взаимоотношений с вооруженными силами непосредственно? Может ли быть создан единый орган взаимодействия с армейскими структурами?

Да, безусловно, такие моменты взаимодействия есть. Опять-таки эту работу выполняет сам капеллан, он призывает имамов, раввинов призывает и других по необходимости священнослужителей к работе совместной. Если тем более количество, допустим мусульман большое, то ему просто выхода нет как бы взаимодействовать с мусульманами, поэтому контакты есть, есть проведение совместных мероприятий на 9 мая, на другие даты. Поэтому сотрудничество есть, оно имеет место быть, и оно также необходимо.

 Специалисты отмечают в последнее время, противоречие между законодательной базой и реальной практикой взаимоотношения армий с религиозными организациями. Каким образом они будут решаться?

Это абсолютно так, то, что прописывают законами порой не выполняются или наоборот в обратную сторону начинают работать. Все эти моменты касаются не только армии, в России так устроено, поэтому решение этих вопросов частные, если есть какой-то случай, нужно ездить туда и разбираться, вникать в этот вопрос и доводить его до ума.

Заключение

Реакция армии на проблемы, с которыми сталкиваются мусульмане, находящихся на военной службе замедленно и скорее неадекватно масштабу. Некоторые шаги по собственной инициативе предпринимались отдельными командирами, которые осознали суть вопроса. Они выделяли мусульманам отдельные комнаты для молитвы, разрешали имамам местным из числа военнослужащих деятельность в частях, стараясь готовить пищу без свинины и освобождать от занятий в пятницу. Но в условиях постоянно растущего числа мусульман в армейских частях одних инициатива отдельных командиров недостаточна, нужны комплексные решения. Думаю, мусульмане России не одно поколение проливавшие свою кровь за страну – этого заслужили.

В этом разделе:

Добавить комментарий

Войдите, чтобы оставить комментарий: