За и против Интервью

Черкесский вопрос, спустя 150 лет: Почему так больно!? За и против

Этот выпуск программы «За и против» посвящен проблемам адыгов и перспективам репатриации на историческую родину тех, кто оказался во второй половине XIX века на чужбине. Гость - культуролог, руководитель Центра этнопроблематики в СМИ Сулиета Кусова-Чухо. Она проводит небольшой экскурс в историю мухаджирства – исхода адыгов со своих родных земель в Османскую империю. Также в беседе с ведущим Хамзатом Наврузовым затрагиваются вопросы признания Россией исторической ответственности за трагические события 150-летней давности, которые многие специалисты расценивают как геноцид коренных народов Северного Кавказа.

Ежегодно 21 мая отмечается трагическая дата - окончание Кавказской войны. В этот день адыги всего мира выходят на улицы, чтобы почтить память жертв массового ухода из родных мест. В результате Кавказской войны адыги потеряли почти что 90% территории и 95% своего населения, часть которого была уничтожена физически, а другая - была вынуждена переселиться в Осмаскую империю.

Где живут адыги и черкесы

Давайте обратимся к инфографике, которая нам покажет, где сегодня проживают представители адыгских народов - черкесов, кабардинцев, адыгейцев, шапсугов и др.

Сейчас в мире насчитывается по разным оценкам от 5-ти до 8-ми миллионов адыгов, основаная часть проживает в Турции. По последним данным, по ту сторону Черного моря их - 6,4 миллионов человек (это несмотря на ассимиляцию). В России проживает около 750-ти тысяч адыгов. Они разбросаны дисперсно по всей территории бывшей Черкесии и составляют титульную нацию в Адыгее, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии. Также они проживают в ряде районов Северной Осетии, в Ставропольском и Красноярском краях, в том числе и на Черноморском побережье - в Туапсинском районе и Лазаревском районе Сочи.

Адыги, наверное, имеют самую большую в мире диаспору, которая составляет около 90% народа, а по абсолютной численности из всех народов России адыгская диаспора занимает второе место после русских.

Так почему же адыги, всегда готовые на любые жертвы во имя сохранения совей Родины, предприняли массовое переселение на чужбину? За чьи прегрешения должны страдать дети, только что пришедшие в этот мир? Что же произошло 150 лет назад, и почему эта проблема так актуальна сегодня? Это главные вопросы, на которые нам постарается ответить наша сегодняшняя гостья - культуролог, руководитель Центра этнопроблематики в СМИ Сулиета Кусова-Чухо.

История черкесского вопроса

Наверняка, многие наши зрители не знают, что же произошло 21 мая 1864 года, и чем этот день так важен для черкесов и других адыгов?

Этот день важен вообще для Кавказа, потому что в этот день закончилась почти столетняя Кавказская война. Просто она закончилась на землях адыгов, шапсугов, на Черном море, которое было самой значимой территорией на тот момент для Российской империи. В 1859 году эта война закончилась на Восточном Кавказе пленением Шамиля. Потом еще четыре года вся мощь империи была обрушена на Западный Кавказ, в частности, на адыгов, потому что, конечно, империи нужен был выход к Черному морю, потому что были очень большие планы на это побережье: начинал строится флот черноморский, железная дорога.

И за два года до окончания войны Александр II встретился с адыгами в знаменитом месте, на знаменитой поляне, где он им предложил совершенно добровольное чищение территории - покинуть эти пределы. Давайте напомним нашим зрителям, тем, кто не знает: западные адыги, к которым я принадлежу как шапсуженка, населяли территорию от Новороссийска (если кто сейчас вспоминает побережье) до Сухума, на самом деле. Побережье Сочи - это все адыгские места. Дальше шли абазины в горах, убыхи в Сочи ( Сочи - это убыхское место), дальше уже Абхазия и абхазы.

А все это побережье было адыгское, это так называемые «западные адыги»: натухайцы, шапсуги, в горах Горячего Ключа (на нынешней территории Краснодарского края) - абадзехи, от Майкопа на перевал дальше по горам - это все абадзехи. Сейчас там нет наших аулов, остались только названия.

И когда адыгам было предложено это выселение, тогда состоялось очень драматичное разделение двух мнений, и после долгих многолетних размышлений, особенно сейчас, ближе к 21-му веку, понимая весь трагизм выбора, я думаю, что, это было нашей очень большой ошибкой на грани национального преступления - что мы оставили нашу землю. Вот это было самым большим национальным преступлением, над которым нам нужно думать сегодня, конструируя наш путь в 21 век.

Как Российская империя объясняла своему населению необходимость войны с черкесами?

Она никому ничего не объясняла - она расширялась, укрепляла свои границы, совершала имперскую экспансию, и, на самом деле, таковы были издержки исторического процесса - те жернова, в которые мы попали.

То есть, по сути, не было необходимости объяснять это своему народу?

Какому народу и когда? Империя, и вообще, когда Российское государство что-то объясняло своему народу? Оно только делало то, что считало нужным.

Политика Российской империи к черкесам и другим кавказским народам

А была ли разница в отношении империи к черкесам по сравнению с другими народами Северного Кавказа?

Была ли разница? Нашим проклятием стали наши земли. На самом деле, не было такой заведомо сконструированной истории, но нашим проклятием стали наши земли, я повторю, земли, которые нам были отданы историческим проведением в Родину, но они оказались слишком лаковыми. Вы представляете, что такое черноморское побережье Кавказа?

По Дагестану тоже ведь было решение, когда пленен был Шамиль, был проект Милютина «Переселение дагестанцев в глубинные районы империи», но заселять горы Дагестана или территорию нынешних Туапсе, Анапы, Сочи - это же разные вещи. И кончено, здраво размыслив, имперские конструкторы поняли: «Сейчас выселим аварцев с гор!». А кто же, простите, туда поедет? А когда была очищена территория черноморского побережья, то, конечно, и в предгорьях Кавказа появились армяне, эстонцы, немцы (кстати, это была очень умная политика империи). Появилось множество народов и, кончено, казачества. Единственное, что случилось, на самом деле, - оказалось, что это не так просто обрабатывать, укреплять и продолжать заниматься той аграрно-технической культурой, которую имели адыги, потому что они ее вырабатывали несколько столетий - это наши знаменитые сады черноморские культивированные. Это особое жилище, особое приспособление, потому что странно: началась малярия, начались болезни, не приживались те или иные культуры. Вот таким методом «тыка» осваивала империя территорию, но, безусловно, это не был какой-то античеркесский проект, это был общеимперский проект, а проклятье всего-навсего - это лакомая, вкусная, сочная земля, на которой сегодня нас нет.

Какую роль играл ислам в тех процессах? Если, скажем, адыги в то время сделали бы выбор в сторону православия, ситуация была бы иной, как вы считаете?

Это очень хороший и острый вопрос, над которым я тоже думаю очень долго. Сейчас заканчиваю книгу «30 лет Северный Кавказ после СССР», одна из глав которой посвящена «адыгской теме». Я над этим думаю, и в этом смысле у меня есть определенные отношения к моим братьям-туркам, потому что, соблазнив нас вот этим единоверным проектом и пригласив нас туда и позвав, как единоверцев, на самом деле, Турция не выполнила тех обязательств, которые должна была выполнить, принимая у себя адыгов-мусульман. И это была очень драматичная история нашего гниения, холодного, голодного, на берегах, нашего, так сказать, распределения по Османской империи, как таких «жандармов». Понимаете? Голодные черкесы без ничего, когда их селят на Балканах, среди болгар. Мне перед болгарами иногда бывает стыдно (я общаюсь с ними, у меня очень много друзей-болгар). Я говорю: «Слушайте, я каюсь за всех моих братьев-черкесов, которых как жандармов распределили среди православных народов на Балканах». И, естественно, черкесы должны были добывать себе пищу каким-то образом. Когда я сейчас читаю выпущенный сборник документов по тому, как это происходило, то мне, конечно, грустно, больно и жалко, что мы там выступали в роли очень агрессивных абреков, но надо было выживать.

День адыгов

21 мая адыги всего мира отмечают окончание Кавказской войны и начало массового исхода с родной земли. В этом году по традиции по улицам городов Северного Кавказа и Турции прошли траурные шествия, вновь и вновь напоминающие миру о том, что произошло 153 года назад.

В Стамбуле демонстрация достигла российского консульства, где несколько активистов возложили траурные венки у стен диппредставительства. В отличие от северного соседа, в Турции траурное шествие стало и своеобразной акцией протеста: от представителей кавказской диаспоры звучали различные требования - вплоть до признания черкесского геноцида в Российской империи.

«Сегодня день траура для нашего народа. Это - геноцид. Мы его никогда не забудем, много людей погибло. Такие мероприятия нужно проводить, чтобы наши дети знали об этом горе!», - говорит один из турецких адыгов. После окончания Кавказской войны подавляющее большинство адыгов были выдворены за пределы своей родины в Османскую империю: кто-то бросал свои дома добровольно, не желая оставаться под властью Петербурга. Миллионы потомков тех переселенцев сейчас живут в Турции и других мусульманских странах.

Заурбек Кожев: «В результате погибла значительная часть этих вынужденных переселенцев. На исторической родине - на Западном Кавказе - осталось не более 10% от общей численности автохтонного населения Западного Кавказа. В настоящее время черкесы Западного Кавказа, паспортизированные в советское время как адыгейцы, черкесы, кабардинцы проживают в трех изолированных анклавах - это Республика Адыгея, Карачаево-Черкесия и Кабардино-Балкария».

В России траурное шествие прошло в Нальчике, собрались, чтобы вспомнить трагедию и в Майкопе, а в Черкесске был открыт бронзовый памятник жертвам Кавказской войны высотой более шести метров. На мероприятии присутствовали представители адыгской диаспоры со всего мира. Они почтили память предков минутой молчания. За жертв массового исхода были вознесены молитвы.

Заурбек Кожев: «К сожалению, это сюжет российской истории очень мало освещается и в СМИ, и в исторической литературе. Видимо, этот сюжет входит в непримиримое противоречие с таким общераспространенным мифом о том, что присоединение различных регионов, в том числе и Кавказа, к России сопровождалось, как правило, либо небольшими эксцессами, либо добровольным волеизъявлением».

Все эти 150 лет адыги старались сохранять между теми, кто оставался в России и потомками мухаджиров, были созданы многочисленные общественные организации по связям с соотечественниками. В эпоху информационных технологий общение стало гораздо проще, но глубокие раны прошлого сами собой не затягиваются.

Наима Неялашева: «Дело даже не только в том, что черкесы фактически потеряли свою территорию и даже не только в том, что произошла демографическая катастрофа, поскольку на исторической родине осталось порядка 5-6%, а остальное население было депортировано в Османскую империю, а дело в том, что произошла и культурная катастрофа, последствия которой мы переживаем, я считаю, по сей день, в мухаджирство все-таки уходила элита черкесского населения, и эта элита была хранителем этого незыблемого кодекса «Хабзэ», который во многом определял специфику черкесского менталитета и мировоззрения». Кавказская война для Российского государства совершено особенная: это самый длинный военный конфликт за всю его историю - война длилась почти сотню лет. Лермонтов, Пушкин, Толстой и многие другие отразили этот период в своих произведениях, пытаясь осмыслить образ непокорного горца, который и по сей день восхищает и задевает сердца людей.

Арслан Мударисов. Алексей Лялин. Канал «Алиф». Москва.

Современная политика России к геноциду черкесов

В сюжете периодически звучало слово «геноцид». Как повлияло на черкесское движение признание в 2011 году грузинским парламентом геноцида черкесов?

Прежде чем я отвечу на этот вопрос, сейчас, после этих кадров, которые мы посмотрели, от которых, на самом деле, у меня просто всегда останавливается сердце, потому что, помимо той картинки, я знаю глубину этой трагедии. У меня всегда вопрос к нынешним конструкторам, которые просто костьми легли, чтобы адыги ни в коем случае не отмечали свой траурный день, чтобы страна как меньше знала об этом дне: вот там у себя пусть они побегают в этих костюмах. У меня вопрос к конструкторам национальной политики. Вы помните Калоева? Известная история была: погибла семья, человек, находящийся под пищей? (15:08), остался абсолютно один. Он совершает страшное преступление. Мы не будем говорить, как это произошло, просто вспомним. Человеку показывают фотографии, он их грубо бросает. В пылу этого горя страшного убивает.

Хотя он не собирался это делать.

Не собирался. Вызывает симпатию человек - не надо топтаться так по моей душе, это мое страшное горе, моя жизнь остановилась. Как у каждого человека есть своя трагедия, так есть своя трагедия и у народов. Есть коллективная память этих народов. И ее не возможно истребить: она передается по фотографиям в альбоме, как передается тема Отечественной войны. У каждого есть общая боль или есть своя локальная. Как можно эту боль изъять из национального организма? Запретить? Как это пытаются сейчас сделать. Зачем раздирать эти струпья, когда никто не требует никакой сатисфакции, возвращение территории, покаяний. Но была наша трагедия. И вы спрашиваете меня: «Был геноцид?». Это несчастное слово «геноцид», которое всех так пугает, и все, кто его произносят, зачисляются в какие-то антироссийские эскапады.

Я перед Олимпиадой была зачислена в махровые кавказские черкесские националистки, потому что я принадлежала к числу тех интеллигентов, интеллектуалов-адыгов (и Наима Нефляшева сейчас выступала), которые просто, как специалисты, как историки, как журналисты, рассказывали: «Ребята, Россия проводит Олимпиаду. При всех наших драматичных исторических коллизиях, именно на Российской земле сохранилось «лицо адыгов». Худо-бедно 10 тысяч, но все же 10 тысяч шапсугов живет, еще там дальше в горы - есть адыги, есть субъекты: Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Адыгея. Покажите это миру!

Почему в Австралии в набедренных повязках выпустили коренное население? А почему этих красивых людей в черкесках нельзя было выпустить на Олимпиаде, чтобы они ее открыли, тем самым власть должна была понять, что очень большому народу адыгскому, не только адыгскому, а вообще Кавказу, потому что мы - как синоним Кавказа ( на Кавказе же проводились игры), и абхазам, рядом находящимся, потому что мы абхазо-адыгская языковая группа - такому количеству народа, преданному Российской империи, ни раз ее спасавшему Кавказу, нельзя было показать - мы ценим вас, мы любим, мы понимаем значимость Кавказа в этом общероссийском имперском ожерелье?»

Почему эти конструкторы, технократы (я не знаю, как их назвать) категорически закрывали эту тему? И по этому геноциду, Боже, сколько проводилось всевозможных форумов и в МГИМО, и на каких-то площадках, и какие-то самодеятельные куралы и научные, и все говорили: «Не было геноцида!». А что такое уничтожение 90% народа, объясните мне, пожалуйста? Но как отвратительно, что этой темы боятся руководители самой республики Адыгея: в этом году у этого плюгавенького несчастного памятника, который сделан, не было руководителя Адыгеи; они приводят туда казаков со словами «Это у нас день единения!». Понимаете, какая фальшь? Какое предательство собственной истории! Я хочу отметить (этого нет в сюжете), но это должно прозвучать, мои слова адыгской женщины благодарности Президенту Карачаево-Черкессии Темрезову, который участвовал в открытии, и всем, кто участвовал в этом году в Карачаево-Черкессии. Там был открыт прекрасный памятник памяти жертвам Кавказской войны.

Если исходить из интересов России, то каковы побудительные мотивы по реабилитации адыгов?

Вы знаете, сейчас это особенно актуальный вопрос. Я ни первый раз рассуждаю на эту тему, но, наверное, это к завершению нашей передачи идет, и это очень логически правильный вопрос в конце нашей беседы. Понимаете, Россия пытается сейчас доминировать на Ближнем Востоке и делает очень серьезные шаги, и, вообще, она завоевывает свое место под солнцем в этой большой геополитике; она возвращает свои традиции СССР, который очень прочно стоял там, на Ближнем Востоке, и тогда очень хорошо развивались иорданские сети, где были адыги, и на радио «Говорит Москва» с подачи Примакова, Козеты Бек (моя землячка), которая вела передачу для адыгов. Тогда мы думали, что их вообще больше нет, что нас там нет, а оказалось, что они есть. И они узнали, что мы тут есть. Новый виток - 21 век - пошла реинкарнация той политики, но никаких усилий нынешняя демократическая Россия не предпринимает для того, чтобы мы, как контактеры (посредники) и наши диаспоры стали тем связующим мостом между Ближним Востоком и Россией. Получается, если мы соединимся в один народ, вы представляете, какой мост мы перекинули?

Ведь там люди состоявшиеся: в Иордании, в Сирии адыги занимали очень высокие места, и сегодня, если я правильно понимаю информацию, которая идет, вполне возможно, что Башара Асада сменит этнический черкес, который сегодня возглавляет национальную безопасность Сирии; он уже встречался с Эрдоганом в качестве главы оборонного ведомства. Но ничего нет, кроме каких-то маленьких квот на возвращение сирийских адыгов, отвратительных встреч их в Адыгее. В Кабарде лучше не на государственном уровне. Да, мы больше сейчас даем респекта украинцам пророссийским, которые должны вернуться, чем тем адыгам, и вообще кавказцам.

В Дагестане, кстати, Патриарх сирийский как-то говорил: «Нам Родина была нужнее, чем мы -Родине». А в Дагестане есть возможности принимать. Это отторжение, или, я не знаю, боязнь, я думаю, что это связано с тем, что мы мусульмане, а чем меньше будет мусульман, тем в России будет спокойнее. Это очень ложный посыл, потому что российские мусульмане - совершенно уникальная общность, это уникальный плавильный котел; не воспользоваться этим сейчас - это значит вредительствовать своей стране, потому что мы вступаем в 21 век, в принципиально новую цивилизацию, - это равносильно той индустриальной революции, когда 20 век сменял 19 и т.д. Ничего не сможет сделать Европа, сейчас реализуется совершенно уникальный план Всевышнего - в Европе уже начинают осмысливать - а мы на уровне этих ток-шоу (я даже не хочу говорить, кто и что говорит там об исламе).

Есть исламофобия в Росии? Есть! Она махрова, отвратительна, она тиражируется чуть ли не на властном уровне. Сегодня мусульмане российские могут стать той моделью, которую Европа сможет принять, - эту огромную исламскую умму, которую история привела в Европу. Для чего? Для чего-то! Я думаю, что Европа переварит это, она изменится, мусульмане, крепкие, сильные мужчины, без всяких там ориентаций пойдут на пользу Европе. Европа, переплавив мусульман, возродится другой. У России же есть такой опыт. Придите в эту цивилизацию, которую империя создавала несколько столетий.

Что хотят адыги?

Резюмируя все то, о чем мы с вами поговорили, что сегодня хотят адыги всего мира, и почему эта проблема все-таки стоит так остро?

Вы знаете, адыги всего мира хотят несбыточного - хотят воссоединения, а я считаю, что это практически не возможно. Я думаю, что это остается нашей национальным гыбзы-плачем (у нас есть такой понятие «гыбзы» - плач). Если бы нормальный русский человек, россиянин, услышал бы как-то по центральному каналу эти песни, у него бы, конечно, остановилось сердце, потому что он, русский человек, тоже много пережил, и он бы прекрасно понял сегодня ту мятущуюся черкесскую душу, которая хочет восстановить некогда расчлененное национальное тело. Но нет той святой воды, которой польешь, и это тело оживет и восстановится, потому что, давайте признаем, что (вы же слышали сейчас в сюжете: черкешенка в костюме говорит на турецком; есть молодежное сообщество в интернете, где говорят на английском между собой) мир меняется, но знаете, самое главное - сохранена адыгская душа, адыгская память. Может быть, когда-нибудь, эта мечта адыгов на воссоединение исполнится, и тогда, поверьте, Россия впишет в свою новейшую историю очень яркую, запоминающуюся и очень продуктивную картину. Помолимся, чтобы это случилось, - это все, что нам остается.

Сулиета Аслановна, было безумно приятно вас слушать. Ваша позиция, действительно близка и мне лично. Будем рады вас еще увидеть в наших гостях!

Спасибо огромное, что вы на канале «Алиф ТВ», с огромной симпатией и уважением за то, что вы, молодые ребята, начали это делать, причем, у вас такая интернациональная команда: есть и русские, и кавказцы, и мусульмане, и православные. Это очень важно, потому что информационное поле исламское очень ограничено. Я желаю вам удачи, и огромное спасибо, что вы эту тему подняли, потому что это было еще совсем недавно, май, этот траур в памяти. И мы, действительно, пережили еще один катарсис в истории - 21 мая, и спасибо, что вы хотите поведать миру о нашей национальной потере. Спасибо вам!

Анализируя все то, что мы сегодня услышали, и, исследуя причины массового выселения черкесского народа с насиженной веками территории, почему-то вспомнились слова одного из потомков черкесских изгнанников, звучат они следующим образом: «Пусть каждый человек и каждый народ имеет право жить на земле предков, пусть у каждого, кого судьба забросила на чужбину, будет возможность вернуться на Родину или право выбора остаться в чужой стране, ставшей ему Родиной, и пусть никто не обвиняет другого за события, произошедшие до его рождения». До встречи!

В этом разделе:

Добавить комментарий

Войдите, чтобы оставить комментарий: