Ислам и Россия: XIV веков вместе Программы

Шахиды Великой Отечественной… Ислам и Россия: XIV веков вместе

Что сказал муфтий Габдурахман Расулев в своем легендарном обращении к советскому народу и письме к Сталину? Как абреки сражались против немецких захватчиков? Что брали с собой на фронт воины-мусульмане? Ответы на эти и другие вопросы - в выпуске цикла "Ислам и Россия: XIV веков вместе", открывающем малоизвестные страницы Великой Отечественной.

Специальный эксперт цикла "Ислам и Россия: XIV веков вместе" - историк и документалист, руководитель Отдела культуры ДУМ РФ Ахмад Макаров.

Проект "Ислам и Россия: XIV веков вместе" посвящен непростой и порой трагичной, но нашей общей истории. Его герои - выдающиеся личности, оказавшие большое влияние не только на своих единоверцев, но и на всю страну в целом.

Репрессии против мусульман

В начале 2000-х годов группа археологов работала на раскопках под Тулой. Внезапно к ним пришли жители близлежащих сел. Люди заявили, что обнаружили металлическую пластину с надписями на арабском. Специалисты обрадовались, решив, что это место знаменитой белевской битвы, где в XV веке сторонники Улу-Мухаммада разгромили войско Шемяки. Археологи отправились туда, где была сделана удивительная находка: пластиной оказался тумар. Но только не 1437, а 1941 года.

Буквально накануне Великой Отечественной по стране косой прошла волна репрессий. Во много они затронули верующих. Если прежде мусульман арестовывали за участие в белом или басмаческом движениях, то в этот раз под раздачу попали почти все. В 1937 году был дан старт нашумевшему процессу о националистических организациях. Оно также известно как «Дело Тарджемани» или «дело ЦДУМ». Тысячи и тысячи имамов, религиозных деятелей и просто грамотных людей оказались за решеткой или были расстреляны. Была уничтожена почти вся элита.

Однако с началом войны и первыми неудачами Сталин понял, какую роль может сыграть религия в консолидации и мобилизации населения. Свое знаменитое обращение он начал не с привычных “товарищи”, а со слов “братья и сестры”. Поменялась религиозная политика, в частности, по отношению к исламу. Удивительно: с самого начала войны гитлеровцы призывали мусульман выступить против коммунистов. Но одновременно и с другой стороны зазвучали обращения выйти на священную битву против нацистов. Уже 2 сентября 1941 года было обнародовано знаменитое обращение муфтия Габдурахмана Расулева. Именно в тот день немецкие танки подошли к Ленинграду и через неделю блокировали город. Шли бои за Смоленск и Киев.

В этой тяжелейшей обстановке глава Духовного управления мусульман, весь штат которого на тот момент состоял из него одного, собрал совещание имамов. Тех, кто уцелел в репрессиях. Призыв - бить врага. Это обращение было не единственным - за ним последовали еще и еще.

Мусульмане на фронте

Мусульмане по всей стране стали помогать фронту. Из своих сбережений собирали средства на авиационные эскадрильи и танковые колонны. Последних было сформировано целых три – от мусульман Урало-Поволжья, Средней Азии и Северного Кавказа, которая даже носила имя Имама Шамиля. Наконец, многие сотни и тысячи пошли на фронт, причем в том числе добровольцами. На Северном Кавказе параллельно организовывались партизанские отряды. Эти группы абреков отлично знали горы и приводили немцев в ужас. По селам собирали деньги на помощь армии. Достаточно вспомнить миллион на строительство самолетов “Колхозник Карачая”.

В ответ безбожная власть приостановила оголтелую пропаганду атеизма. В 1943-1944 гг., помимо Центрального духовного управления в Уфе, открываются еще три – Средней Азии и Казахстана – в Ташкенте, Северного Кавказа – в Буйнакске, и Закавказья – в Баку. Послабления коснулись и других конфессий. В 1943 году в Русской православной церкви было даже восстановлено патриаршество.

По стране возобновила работу часть ранее закрытых мечетей, так же, как и церквей. Этот период, продолжавшийся до второй половины 1950-х гг., называется «сталинской религиозной оттепелью». В это же время, в мая 1942 года, в Уфе проходит чрезвычайный съезд Центрального духовного управления мусульман. Главный выступающий - муфтий Габдрахман Расулев. Еще в начале века он получил образование в Аль-Азхаре, а потом преподавал в медресе, основанном его отцом шейхом Зейнуллой, которого называли «духовным королем татар». Габдурахман стремительно делал карьеру на духовном поприще. В 36-м назначен муфтием. На его долю выпало тяжелейшее и сложнейшее время. Та речь Габдурахмана-хазрата разошлась по всем мусульманским регионам СССР:

«Уважаемые братья-мусульмане! Изречения Великого Аллаха и Его Пророка, великого Мухаммада (мир ему и благословение) призывают вас, мусульмане, не жалея сил, сражаться на полях брани за освобождение великой Родины, всего человечества и мусульманского мира от ига фашистских злодеев. Оставшиеся в тылу мужчины и женщины, не поддавайтесь малодушию и панике, приложите все свои силы для изготовления всех необходимых предметов для успешного ведения войны и обеспечения жизни населения.

В этой святой Отечественной войне против фашистской Германии и ее приспешников, доказав свою правоту, покажите перед всем миром верность своей Родине, молитесь в мечетях и молитвенных домах о победе Красной Армии. Мы, ученые Ислама и духовные деятели, живущие в Советском Союзе, призываем всех мусульман к единодушной защите любимой Родины и мусульманского мира от германских фашистов и их приспешников. Молитесь Великому и Милостивому Богу о скорейшем поражении врага, освобождении всего человечества и мусульманского мира от тирании человеконенавистников – фашистов».

С фронта люди в основной своей массе возвращались глубоко верующими. Еще бы - на войне они особенно остро ощутили: все в руках Всевышнего, кому жить, а кому - нет. Многие давали назр – обет перед Аллахом - принести в жертву овечку, а кто и мечеть построить-восстановить, если вновь увидит отчий дом и родных. А уж просто начать совершать намаз – таких было еще больше. Поэтому и отмечают многократное увеличение добровольных курбанов в первые послевоенные месяцы и годы. А в вопросах восстановления мечетей – людям, смотревшим столько раз в лицо смерти, какой-то районный начальник и его гнев были уже не страшны.

Артифакты мусульман на фронте

Уходя на фронт, а особенно - уже в самих боях, многие начинали осознавать себя верующими. Именно поэтому археологи и находят на полях сражений не только христианские ладанки, но и множество предметов, принадлежащих мусульманам. Вот таких.

Ахмад Макаров, руководитель отдела культуры ДУМ РФ:

- Вы знаете, со мной примеры очень интересной гитлеровской пропаганды, направленной в отношении мусульман. Целая газета «Газават» выходила, а так же «Северо-кавказское освободительное движение» газета 43-го года. Кроме этого была масса листовок и плакатов. То есть, часть агитации была направлена именно в отношении мусульман. Большей частью это распространялось на территории, которые попали под управление немцев. Это Кавказ и Крым. Хотя были и в отношении мусульман Поволжья, Средней Азии. Они ведь воевали в рядах советской армии и соответственно мотивировали их. Есть масса обратных случаев, например, газета на татарском «Ленинградского фронта», это уже с нашей стороны было. Между прочим, в отношении советских мусульман со стороны гитлеровцев была очень сильно направленная пропаганда. Это касается не только советских мусульман, потому, что мы видим как французские части, состоящие из части французской армии, состоящей из алжирцев, марокканцев, из 130 000 корпуса французской армии, который во Франции в 44-ом высадился, было 100 000 магрибенцев и 30 000 негров. Там тоже вели пропаганду среди них.

- Среди африканцев?

- Среди африканцев.

- Потрясающе, а как же «Евгеника» и так далее различные вещи с расовой чистотой?

- Ну как, нормально. Для победы все средства хороши. Японцы в отношении малайцев и индонезийцев тоже вели пропаганду о том, что индонезийцы ближе гораздо к японцам, нежели всякие там голландцы и так далее. Это одна сторона. А теперь смотрите, вот когда мы говорим про то, что в конце войны начинается послабление какой-то антирелигиозной атеистической политики. Между прочим, это самодельный тасбих, чётки. Это, конечно, не военный период и даже не совсем сразу послевоенный. Годы 50-е, 60-е, из моей семьи, то есть, из семьи моей жены. Это уже когда с арабскими странами Советского Союза отношения пошли, пошли поставки фиников и т.д. Понятно, что мы арабским этим странам поставляли оружие, в том числе, чтобы они от всяких англичан и французов освобождались. Далее они постепенно расплачивались финиками. Поставки фиников из Алжира, которыми за оружие они расплачивались, закончились в нулевые годы. Вот так вот.

- Потрясающе.

- Вот такой вот тасбих. Это не современный китайский.

- Ручная работа.

- Ну, конечно же, ручная. Вручную набрано. Вот такими пользовались.

- Спасибо вам за очередной интересный рассказ.

Герои Великой Отечественной войны

Мусульмане сражались на всех фронтах Великой Отечественной – от Брестской крепости, в гарнизоне которой было много чеченцев и ингушей, до обороны Ленинграда, где выходили фронтовые и дивизионные газеты на татарском языке. В боях за знаменитый Марухский перевал на Кавказе отборным горнострелковым частям вермахта противостояли простые солдаты, набранные в Азербайджане и Дагестане. И даже знамя над рейхстагом поднимали не только Егоров и Кантария. В состав побывавших там разведгрупп входили татарин Гази Загитов, кумык Абдулхаким Исмаилов и казах Рахимбай Кашкарбаев. Среди легендарных «памфиловцев» было много сынов Средней Азии – дивизия формировалась в Казахской и Киргизской СССР.

Габдрахман Расулев в те тяжелые для страны дни стал для мусульман своего рода проводником - между ними и властью. Именно тогда вышла фетва об обязательной уплате закята в пользу сражающихся. Он и сам принимал участие в помощи фронту: “Воодушевленный успехами нашей славной Красной Армии, я лично вношу 50 тысяч рублей на строительство танковой колонны и особым посланием приглашаю верующих мусульман жертвовать на постройку танковой колонны”. Ответ Расулев получил от самого Сталина: “Благодарю Вас за Вашу заботу о бронетанковых силах Красной Армии. Примите мой привет и благодарность Красной Армии. И. Сталин”.

До сих пор идут пересуды о том, что власти депортировали целые народы якобы за сотрудничество с гитлеровцами. Да, на местах были полицаи - и кавказцы, и русские, и украинцы, и даже евреи. Но нередко (и даже чаще всего) люди занимали эти должности, чтобы помочь своим землякам спастись. Сколько евреев спас таким образом карачаевец Абдул-Малик Джанибеков!

А сколько мусульман проявили отвагу на фронте! И это несмотря на массовое неприятие сталинской политики накануне войны! Вспомнить лишь подвиги разведчицы крымской татарки Алиме Абденнановой, которую можно сравнить разве что с Зоей Космодемьянской. Был чеченец пулеметчик Ханпаша, уничтоживший более 920 гитлеровцев на подступах к Сталинграду. Кстати, известного всем Александра Матросова, как выяснили современные историки, по рождению звали Шакирьян Мухамедьянов, родом герой был из Башкирии. Татары же к конце войны вышли на четвертое место по числу героев Советского союза после русских, украинцев и белорусов.

Если же говорить о коллаборационизме, то гитлеровцы создавали боевые соединения далеко не только из представителей мусульманских народов. Так, например, даже в «СС» было несколько русских полков, насчитывавших тысячи добровольцев.

По возвращении с фронта многие из ветеранов Великой Отечественной восстанавливали не только города и села, но и мечети. Габдрахмана Расулева в 1948 году переизбрали муфтием Центрального духовного управления. Он умер спустя два года и был похоронен возле Первой соборной мечети Уфы. Для советских мусульман наступила новая эра - и новый этап борьбы.

Мы уже рассказывали, как именно бывшие фронтовики отстояли мечеть в Москве в конце 1970-х. Один из таких ветеранов, Хаким Биктеев, стал основателем мусульманской общины в Калининграде. Человек, сам в свое время штурмовавший Кенигсберг, потом уже долгие годы боролся за право спокойно молиться Богу. Во многом, именно дуа и старания этих людей помогли возрождению религиозной жизни в стране в 90-е.

В этом разделе:

Добавить комментарий

Войдите, чтобы оставить комментарий: